Все о биатлоне с Анной Любенковой

Любенкова4.jpg

Анна Любенкова знает о биатлоне все. Еще совсем недавно она в паре с мэтрами комментаторского цеха «раскладывала» свои первые гонки, а сегодня стала настоящим голосом белорусского биатлона, переживающим самые яркие победы наших спортсменов с миллионами телезрителей. Анна Любенкова рассказала о работе и собственных фаворитах.

– Биатлон в моей жизни появился, когда мне было 7-8 лет. Родители очень любят спорт и постоянно следили за соревнованиями по телевизору. Одним из любимых видов спорта у них был биатлон – там были успехи, достижения, медали. Я втянулась быстро, не пропускала ни одной гонки. И записывала все результаты! У меня была большая тетрадка, в которую после каждой гонки я записывала тройку призеров и результаты белорусов, рисовала флаги стран и обязательно указывала количество промахов. Тогда ведь компьютеров и интернета не было. Родители смотрели на меня, как на сумасшедшую, когда я все конспектировала, но мне было интересно. Такую статистику я вела класса до девятого. Со временем, кроме биатлона, стала записывать результаты плавания и футбола. У меня и сейчас хранятся все эти записи. Они мне дороги как память, рука не поднимается выбросить. Самое смешное, что эти записи мне пригодились, когда только начала работать комментатором. Заглянула в тетрадку – о, немцы доминировали в 1998-1999 годах, потом подтянулись норвежцы – и искать ничего не надо. Правда, на фамилии уже смотреть почти нет смысла – все спортсмены, выступавшие тогда, уже свое отбегали. Кроме, конечно, Уле-Эйнара Бьорндалена.

– Кто был вашим фаворитом в детстве?

– Мои пристрастия с годами совсем не поменялись. Я болела за Бьорндалена тогда и болею за него сейчас. Мне часто говорят, что в моих комментариях это слышно. Но я считаю, что он заслуживает того, чтобы за него переживать отдельно, для меня он стоит на особом пьедестале. С детства болела за белорусов, как бы они не выступали. Причем болела яростно! Помню, как во время Олимпиады в Ванкувере сидела дома на диване, закутавшись в шарфик, и кричала Сергею Новикову во время индивидуальной гонки, чтобы он бежал быстрее. И он побежал! Тогда они с Бьорндаленом оба завоевали серебро. Когда они стояли на одной ступени пьедестала, я была восхищена. Еще мне всегда нравились немцы. Моя тройка фаворитов до сих пор выглядит так: белорусы, немцы, норвежцы.

Любенкова1.jpg

– Вы ведь комментатором стали случайно.

– Я не училась на журфаке. Только в лицейскую газету писала о спорте. В основном эмоциональные заметки об одноклассниках, которые занимались спортом. Потом друзья предложили попробовать свои силы на радио – поработала в программе «Экстремальные новости», где много рассказывала о биатлоне, хоккее, футболе – обо всем, что мне нравилось. С телевидением тоже все получилось случайно. Подруга сбросила ссылку на объявление о кастинге для спортивных комментаторов. Надо было записать 30-минутный комментарий, заполнить анкету, прикрепить фотографию и выслать. На самом деле, я лет с 10 хотела говорить о спорте. Но не думала, что эта мечта может исполниться. Тогда у нас женщин-комментаторов, кроме Светланы Парамыгиной, не было. Когда отправила информацию, не надеялась, что мне перезвонят. Но перезвонили. Пригласили на второй этап, где нужно было в студии комментировать гонку. За день до этого сказали, какую. Я не стала смотреть ее: посмотрела только результаты, чтобы понимать, о ком будет идти речь. Не смотрела даже статистику по стрельбе, кто как перемещался по дистанции. Было предчувствие, что комментировать буду не отрезок гонки, а нарезку. Так и получилось: были фрагменты стрельбы, старта, участок дистанции, где Тура Бергер бежала в лесу на фоне затуманенных елок. Перенервничала. В один момент запнулась и стала извиняться. Когда вышла, подумала: «Я облажалась». Но потом заглянула в зрительское голосование: и просмотров у меня было немало, и комментарии неплохие. Кстати, о том, что меня взяли, я тоже узнала из интернета.

– Страшно было впервые в жизни выходить в эфир в роли комментатора?

– Страшно было не только в первый раз – сейчас легкий мандраж тоже есть. Но теперь эта нервозность от осознания ответственности, и она помогает, приводит в тонус. А поначалу… Было страшно от того, что не знала, чего ждать. Нас предупредили, что может пропасть звук, зависнуть картинка или еще какой-то форс-мажор. К этому нельзя подготовиться – научиться справляться с такими ситуациями можно только на собственном опыте. Поначалу я приносила с собой большие стопки информации, которой потом даже не пользовалась. Меня успокаивало то, что я знала, что они есть, и что эти сведения я могу использовать при необходимости.

– Сложно ли, комментируя биатлон, оставаться беспристрастной?

– Да, но здесь есть исключение – белорусов мы можем и должны поддерживать. Мы постоянно говорим о них, даже если они не в топе. А поначалу сложно было перестроиться: когда дома привыкла орать что-то вроде «давай быстрей!» или «да что ты делаешь?», собраться в эфире и сказать что-то вменяемое непросто. Но с опытом это приходит. Поработав комментатором, я стала спокойнее и болею уже не так эмоционально, как раньше, – все эмоции держу в себе.

– Много ли у вас было эфиров, которыми вы гордитесь?

– Никогда не бываю довольна своими комментариями на сто процентов. Каждый раз выхожу после эфира и думаю о том, что могла отработать лучше, делаю выводы на будущее. Если есть возможность, всегда пересматриваю записи гонок. Обращаю внимание на ошибки и выделяю положительные моменты. И всегда – опять же, если есть возможность – смотрю эфиры Дмитрия Губерниева. На мой взгляд, это лучший биатлонный комментатор, я у него учусь. Когда-нибудь хотелось бы поработать с ним в паре, но, думаю, это был бы не лучший тандем: он настолько самодостаточный комментатор, которому никто в эфире не нужен. И все же у меня есть гонки, которые, наверное, запомнятся навсегда. Конечно, это эфир, который впервые вела одна, к тому же тогда Дарья Домрачева выиграла. Но самой яркой и важной гонкой для меня стал последний масс-старт сезона, в котором Дарья завоевала Большой хрустальный глобус.

Любенкова6.jpg

– А вы себя когда-нибудь в роли биатлонистки пробовали?

– В школе бегала на лыжах – получалось неплохо и мне нравилось. А стрелять из винтовки спортсменов не приходилось, хотя в руках ее держала. Была на мастер-классе, где нам показывали, как смазываются лыжи, как они зачищаются, научили становиться на изготовку, правильно дышать и передергивать затвор. Потом стреляла из лазерной винтовки во время спортивного праздника «Городской биатлон». Такое погружение в тему очень помогает в эфире. Я знаю, где что находится, понимаю, почему спортсмен может долго стоять при стрельбе и почему, грубо говоря, можно потом не стрелять. Подержав винтовку, которая весит больше 3,5 килограмма, осознала, насколько сложно пробежать с ней всю дистанцию, а потом еще и чисто отстреляться.

– Кстати, во время стрельбы комментатор всегда молчит. Какие еще у вас существуют правила?

– Молчать во время стрельбы – главное. Еще одно важное правило: никогда нельзя заранее вешать спортсмену медаль. Даже если до финиша у него остается километр, а ближайшего соперника он опережает на 30 секунд, случиться может что угодно – могут сломаться лыжи или палки, ему может стать плохо. А вдруг из леса медведь выйдет? Никогда не угадаешь.

– Часто ли во время эфиров происходят казусы?

– Хватает оговорок. Помню, мой коллега во время гонки, когда один из спортсменов финишировал и упал на снег, выпалил: «Упал лицом в траву». Смеялись мы долго. А вообще мне иногда снится, что я опаздываю на эфир или интервью. К счастью, такого не случалось. Но перед прямым эфиром стараюсь не подниматься на лифте – только пешком. Это не правило, но лучше перестраховаться.

– Сколько времени занимает подготовка к эфиру?

– Самая долгая подготовка – к новому сезону. На нее уходит несколько недель: нужно посмотреть статистику прошлого сезона, посмотреть, что происходило в межсезонье, как прошел летний чемпионат, подготовить информацию о новичках и тех, кто ушел. А во время сезона – 3-4 часа усердной работы. Готовясь к эфиру, я в первую очередь ищу комментарии самих спортсменов. Это интересно: один биатлонист, например, рассказывает, что гонку прошел легко, второй – что чуть легкие не выплюнул. Сейчас в тренде информация от первого лица. За время работы у меня появились заготовки: папки «Контиолахти», «Антхольц» и так далее. В них – вся информация о месте, где проводится этап Кубка мира или чемпионат: о городе, трибунах, зрителях.

Татьяна Пастушенко для журнала "Биатлон"

Фото Дениса Костюченко