Андриан Цыбульский: допингу не пройти
Андриан Цыбульский: допингу не пройти

Если состоялась первая открытая тренировка, значит, биатлонное межсезонье по-настоящему стартовало! Это факт, не вызывающий никаких сомнений. А такая тренировка действительно состоялась в среду в «Раубичах», где прессу ранним утром ждали в стрелковом тире. Но ещё накануне главный тренер сборной Беларуси Андриан Цыбульский ответил на интересовавшие «СП» вопросы.

В тренерском штабе: молодость и опыт


— Начнём вот с какого момента. 4 мая на тренерском совете принято окончательное решение: старший тренер женской команды — Фёдор Свобода, старший тренер мужской — Александр Сыман.

— Так и есть. Именно они — молодые, но уже опытные белорусские специалисты — будут вести подготовку отечественных биатлонистов к Играм-2018. Теперь это медицинский факт. Надеюсь, что никаких изменений в это решение нам вносить не понадобится. Свободе будет ещё помогать, как и год назад, Сергей Некрасов, который был очень эффективен в прошлое межсезонье, о чём, к слову, неоднократно говорил в своих интервью Эдер.

— Олег Рыженков пошёл на понижение?

— Ни в коем случае! Прошу так не воспринимать перевод Олега Рыженкова в юниорскую команду. Никакого понижения в ранге. Для меня это ротация в единой сборной. Более того, на плечи Олега и его товарища Сергея Соколовского, который взялся отвечать за девушек, возложена ответственнейшая задача — воспитание резерва, которая беспокоит нас сегодня более всего. Рыженков знает требования, которые предъявляются на самом элитном уровне, по тому же фармакологическому обеспечению и всем специфичным профессиональным вопросам. Ему понятно, что и когда надо требовать от молодых ребят, чтобы они имели перспективу заявить о себе на самом высоком спортивном уровне.

— Теперь наставники-иностранцы — Королькевич и Эдер…

— Какой же Владимир Борисович иностранец?! Он отечественный специалист, который очень долго работал за границей, но постоянно приглашался поработать с родной сборной. На моём веку эти варианты прорабатывались неоднократно, но не реализовывались. Королькевич не просто известный, но и востребованный тренер. Возможно, у кого-то есть противоположное мнение, но моё именно таково: Владимир Борисович — топ-тренер, разбирающийся во всех тонкостях и нюансах биатлонной тренировки. Теперь мы рассчитываем, что наше сотрудничество долгосрочное. У Королькевича можно взять много полезного для уточнения белорусской методики подготовки — это факт.

— Контракт подписан до Игр-2018 в Пьенчане?

— Во-первых, он ещё будет подписан; а во-вторых, нам ведь надо присмотреться друг к другу, понять, что, пойдя навстречу друг другу, мы не настроили песочных замков. Поэтому никакой многолетней «кабалы» (смеётся) пока не предусмотрено — годичный срок.

— Королькевич — один из самых высокооплачиваемых наставников в мировом биатлоне…

— Никаких проблем не возникло. Денежный вопрос остро не стоял. Условия взаимовыгодные. И отмечу такой момент: если о тренере говорят много, значит, есть о ком говорить! О Королькевиче говорят много и по-разному, но это лишь доказывает его профессиональную состоятельность, человеческую харизму. А принимая предложение поработать во благо белорусского биатлона, он, по моему мнению, захотел отдать долг родине.

— Пафосно!

— Это моё твёрдое убеждение. Причём прошу отметить такой нюанс: Королькевич приглашён трудиться не в национальную команду, а в федерацию. Кураторство над теми же молодёжными и юниорскими дружинами. Своеобразный тренер-инспектор. Ему важно найти те позиции, в которых он может помочь биатлону, и мы будем предлагать варианты для его полноценной творческой реализации. По мере развития сотрудничества и поймём, как можем работать с наибольшей эффективностью.

— А как же Эдер? «СП» было известно, что вначале австрийский специалист, так легко влившийся в белорусский коллектив, отказался подписывать новый контракт, присланный из Минска. Причём было понятно, что, по его мнению, двум медведям — самому Эдеру и Королькевичу — будет тесно в одной берлоге. Но 4 мая герр Альфред прилетел на сбор в «Раубичи»…

— Мы хорошо общались. Эдера наградили за успехи в сезоне-2014/2015, сказали ему тёплые слова, выразили надежду на продолжение сотрудничества. Но пока он взял паузу на размышления. Именно так я вижу ситуацию. У него есть определённые семейные обстоятельства и обязательства, но для меня этот вопрос окончательно не решён.

— Двери в сборную Беларуси для австрийского специалиста по-прежнему открыты?

— Безусловно. Все в команде — спортсменки, тренеры, сервис, медицинский штаб — будут рады, если он с нами воссоединится. Но сейчас Альфред в Хохфильцене. Предложенные нами в разных вариантах планы сотрудничества пока не подвигли его дать согласие.

— Эдеру предлагалось стать шефом по стрельбе в обеих командах — мужской и женской?

— Не только. Однако, действительно, сей вариант был из основного переговорного пакета. Но это, повторюсь, не единственная возможность. Поэтому и не снимаю с повестки дня вариант сотрудничества с Альфредом. Тем более что для работы с нашим лидером — Дарьей Домрачевой собираемся подключать профильных специалистов, нацеленных на решение проблем, свойственных именно ей.

У Домрачевой будет больше самостоятельности


— У Дарьи будет больше самостоятельных сборов?

— Да. Но самоподготовка — её рабочий тренировочный инструмент уже давно. Вспомните о январе-2015, когда она работала не в Хохфильцене с Эдером, а в Антхольце. Или о том же декабре, когда Домрачева во время этапа Кубка мира во Франции тренировалась отдельно, готовясь к Олимпиаде в Сочи. Поэтому, во-первых, ничего нового, а во-вторых, никакого вреда, учитывая её профессионализм, не вижу. Напротив, солидаризируюсь с её планами как главный тренер. Объём самоподготовки Дарьи действительно увеличится, последовательность сборов окажется несколько иной. Но она всё равно будет в контакте с командой, медиками, сервисменами.

— Домрачева настроена отработать весь цикл?

— Давайте не будем торопить события: в грядущем сезоне Дарья собирается выступать, как обычно, ставя перед собой самые амбициозные задачи.

Тесты в Любляне


— Королькевич — специалист по горной подготовке, что признаётся даже недругами Владимира Борисовича. И если раньше в июне — июле наша команда тренировалась на равнине, то нынче уже в первый месяц лета отправится в Словению.

— Вы правы в том, что раньше в среднегорье поднимались только в августе. Но теперь давайте пройдёмся по пунктам. Во-первых, не Королькевич определяет, куда поедет тренироваться команда. Это моя прерогатива как главного тренера сборной. И конечно, Свободы и Сымана. Во-вторых, план подготовки действительно претерпел корректировку, ибо мы хотим попробовать наработки Королькевича, что, согласитесь, логично. Иначе какой смысл в его приглашении?! Было бы нелепо следовать с ним в точности вариантам Зиберта или Эдера. В-третьих, смысл июньского сбора в Словении кроется не то чтобы в получении нагрузок в условиях среднегорья, а в тщательном тестировании в спортивной лаборатории в Любляне. Такая возможность была сорвана год назад, хотя я сам выезжал на место с научной группой договариваться. Увы, не сложилось. Поэтому очень рады, что получится ныне. Рассчитываем понять, как можно изменить взгляды на тренировочный процесс каждого конкретного спортсмена. В-четвёртых, разговоры о резкой смене методики наивны по определению.

— Почему?

— Это легко сказать «давайте поменяем», да трудно сделать. На адаптацию наработок Зиберта ушло несколько лет! А вначале он звонил с Кипра, паникуя: «По моему плану девчонки должны проехать 100 километров на велосипеде, а некоторые плохо сидят в седле!». Приходилось успокаивать Клауса. И только потом, спустя солидное время всё пришло в соответствие. Любая методика требует высокой степени готовности и расположенности. Поэтому наша задача — не кардинальные изменения, а улучшения. Наконец, если адаптированная к белорусской школе немецко-австрийская методика давала хорошие результаты, то зачем идти на её кардинальные изменения?!

Нетерпимость к допингу


— Так уж получилось, что после допингового скандала с Юрьевой и Старых в олимпийском сезоне тень упала и на Королькевича, в чью группу они входили…

— Владимир Борисович очень сильно переживает ту ситуацию, о чём неоднократно говорил в своих интервью. Но ведь злопыхатели ничего, кроме наветов, предъявить не могут. Очернительство. Королькевич — яркий и харизматичный человек, а значит, у него есть оппоненты, хотя их вернее называть врагами.

— Значит, слухам мы ставим заслон?

— Не слухам — допингу! Наша позиция очень жёсткая и однозначная: если, не дай бог, кто-нибудь преступит спортивные законы — уголовная ответственность. Но белорусская система отторжения допинга эффективна, и пусть смущаются те, у кого рыльце в пушку. Мы же ведём игру честно и уверены в себе.

— Есть разговор, что у нас может оказаться Старых…

— Не верьте. Этого не будет.

— Но можно ожидать новичков в наших командах?

— Конечно. Кто откажется от усиления?! А варианты есть всегда. Поверьте, белорусская сборная — авторитетная команда с хорошей репутацией, и в неё частенько просятся. Не только россияне. Но сейчас об этом точно рано говорить. Хотя не исключено, что новички будут. Способные усилить команды. Но основной вектор — собственный резерв. Что касается современного момента, то мы собрали сейчас всех лучших доморощенных ребят и девчонок. Тот же Сыман провёл большую работу. И нам просто нельзя идти другим путём: наличие такого объекта, как комплекс в Раубичах, настойчиво стимулирует развивать именно свою национальную школу. Повторюсь, что Рыженков и Соколовский делегированы на сложнейший участок работы. От их результатов зависит, с каким настроением мы станем открывать следующий олимпийский цикл. А ведь всем хочется оставаться на топ-уровне, который ныне задаётся женской командой, и в первую очередь Домрачевой.

Перемены в сервис-группе


— Достаточно глобальные перемены в сервисе лыж…

— Глобальные или локальные — это «художественная литература»! (Смеётся.) Но они будут, точнее, уже есть. И они навеяны теми неудачами, что преследовали белорусский сервис в последнем сезоне. Мы попрощались с норвежским шефом Улеклёйвом. Не секрет, что к Михалу было много претензий на его втором году контракта. Александр Устинов переходит в молодёжную группу Рыженкова и Соколовского. Что же касается главной команды, то готовим вариант усиления за счёт иностранного специалиста, который, надеемся, согласится сотрудничать с белорусской сборной. Почти всё оговорено, и понимание найдено. Мы интересны друг другу. Но пока фамилию называть не буду. Если всё пойдёт, как планируется, то этот процесс не затянется.

— Значит, как только, так сразу?!

— Договорились!

Руслан Васильев