Дарья Блашко: «Тренировки ради тренировок? Нет смысла!»

Для начала — два глобуса

Их содружество — опытного наставника Владимира Махлаева, шесть лет возглавлявшего мужскую сборную страны, и его юной воспитанницы Дарьи Блашко — приносит весомые плоды. В конце ушедшего сезона витебская биатлонистка привезла большой Хрустальный глобус, как и у взрослых, за победу в тотале юниорского Кубка мира и малый — за первое место по сумме всех спринтерских гонок.

От Дарьи, двукратной победительницы чемпионата мира среди девушек, ждали наград на юниорских континентальном и планетарном первенствах, но на пьедестал она не поднялась. Причины? Их объясняет Владимир Махлаев, нынешний старший тренер Витебского центра олимпийского резерва по зимним видам, и Дарья Блашко в разговоре с корреспондентом «СП».

Владимир МАХЛАЕВ: ОСОБЫЕ ПОДХОДЫ К ОБЩЕЙ ЦЕЛИ


— Начнём с того, что вашу ученицу приглашали на тренировочные кемпы первой сборной страны, но вы отказались.

— Да, прошлый сезон мы провели с Дарьей на самоподготовке, а не в национальной команде со взрослыми. Это было обоюдное решение, моё и Дарьи, нас поддержали в Минспорта и федерации. Уровень первой сборной совершенно иной, да и цели другие. Подготовку вели в основном за средства витебского центра, иногда на помощь приходил Республиканский клуб биатлона. В конце минувшего сезона обосновывались в Логойске, а финансирование сбора обеспечил витебский центр, и, пока позволяла погода, Дарья применяла для тренинга сноуборд и горные лыжи. Ныне начали новый тренировочный виток, с понедельника начали официальный сбор в Раубичах.

— У вашей ученицы не нашлось времени на отпуск?

— Отдых обязательно нужен, но поскольку она не достигла элитарного уровня, то не может себе позволить, скажем, уехать на Канары. Поэтому мы решили начать подготовку чуть раньше, посвятив её стрелковой составляющей, ОФП, а с наступлением более тёплых дней, в конце мая, надеемся провести восстановительный сбор. После него начнутся серьёзные нагрузки. Сейчас же задачи иные, делаем упор на развитие стрелковых навыков, координации, функции.

— Говорят, вы используете какие-то особые подходы в работе?

— Это слишком обширная тема, чтобы сказать одной фразой. Во-первых, более 10 дней Дарья откатала на сноуборде, в Логойске. Причём начинала едва ли не с нуля, а затем постепенно привыкла, научилась держаться на новом снаряде. Когда снег сошёл, перешли на скейтборд. Позже начались стрелковые упражнения, занятия на скейтборде, велосипеде, плюс для развития устойчивости добавили хождение по канату, катание на роликовых и обычных коньках по льду. Упражнений очень много, и они различные.

— Вы применяете уже известные тренировочные варианты или же разрабатываете их сами?

— Минус нашего вида в том, что подчас зацикливаемся на узкой специализации. Мы же в нынешних тренингах стараемся использовать упражнения из акробатики, лёгкой атлетики, других видов спорта. Их предлагаю не только я, но и Дарья, которая ищет нужные тренировочные варианты в Интернете, подчас и сама их дорабатывает. У нас совместные подходы и общие решения, мы заранее обдумываем будущий тренаж, изыскиваем новые средства и методы.

К тому же поддерживаем постоянные контакты с Полесским госуниверситетом, конкретно — с доцентом одной из кафедр Виталием Мариничем. В первую очередь — для проведения тестирования, обследований, но зачастую он подсказывает новые подходы к тренировочным или соревновательным действиям.

— Вернёмся к стартовым гонкам недавнего сезона и вспомним, что его начало выглядело намного более удачным, нежели вторая половина.

— Да, поначалу были победы, призовые места на юниорских этапах Кубка мира, а потом — спад. Почему? С весны, как известно, мы начали готовиться отдельно от национальной команды, но не все планы смогли выполнить. Во-первых, не сумели провести восстановительный сбор, а в конце лета — выехать на среднегорную подготовку. В сравнении с прошлым сезоном все тренировки и соревнования проходили на равнине, за исключением летнего чемпионата в Польше, но и там, в Душниках, высота оказалась небольшой.

В этом году все первые кубковые этапы проходили на высокогорье, и за счёт грамотной предсезонной подготовки первые два-три этапа Дарья вытянула. В первую очередь с помощью, как мы говорим, здоровья, экономичности в подходах к гонкам, но дальше пошёл спад. Организм был не готов к постоянному пребыванию в горах, на высоте, для этого его надо тренировать. Причём из года в год по специальной схеме, методике. Поэтому этот спад был ожидаем.

— Блашко оказалась в числе тех, кто представлял национальную сборную на заокеанском кубковом туре.

— Да, молодым биатлонистам предложили «закрыть» канадский этап Кубка мира. Но чтобы туда попасть, требовалось завоевать квоту, а для этого выступить на взрослом Кубке ИБУ. В итоге нам пришлось корректировать схему подводки к юниорскому чемпионату мира.

В Кубке ИБУ вновь забирались на высоту, но всё это не значит, что старты за океаном поломали всю запланированную программу. Просто в некоторой степени это объяснение тому, что Дарья не смогла привезти медали ЧМ. Но ни в коем случае мы не считаем, что дело в каких-то тактических просчётах.

— После того как девушка завоевала две награды на чемпионате мира среди сверстников в Раубичах, от неё ждали продолжения на следующем таком же старте.

— Повторюсь, в прошлом сезоне проходило не юниорское первенство, а юношеское. В начале соревновательного года мы заранее предупреждали, что он станет переходным между юношескими и юниорскими турнирами. Поэтому вполне могло случиться понижение в результатах. Тем не менее удачные первые этапы помогли Дарье завоевать два глобуса. Особо не повлияли 10-е, 15-е места, которые она заняла на юниорских «Европе» и «мире». Понравилось и то, что на континентальном первенстве в условиях ажиотажа — быть или не быть глобусу — она выстояла, сделала шаг вперёд, приобрела новый опыт. Я считаю её выступления вполне успешными. В грядущем сезоне планируем старты на этапах Кубка ИБУ среди взрослых, и не просто участие, но попадание в топ-10.

— Вы считаете, что ей по силам сразу же влиться в биатлонную элиту?

— Все тренировочные и соревновательные действия Дарья «кладёт» на бумагу, после чего мы обязательно анализируем, сравниваем с тем, как выступали нынешние лидеры мирового биатлона, Домрачева, Соукалова. Обе начали представлять национальные сборные в 21 год, ныне Блашко на год моложе. Думаю, мы абсолютно правильно сделали, что не начали прошлый сезон в компании со взрослыми.

Ещё одно, считаю, немаловажное событие. Ей 20 лет, два сезона Дарья вполне успешно соревновалась без каких-либо восстановителей. Можно было после первых удачных стартов, а затем менее благополучных с помощью, понятное дело, разрешённых препаратов восстановить, поднять её тонус до прежнего уровня. Но был ли в этом смысл? А что она станет делать в будущем сезоне, а через год в олимпийском? Не скрою, в наших планах — попасть на ближайшие зимние Игры и биться за высокие места, но основная цель — следующая Олимпиада 2022 года, когда Дарье исполнится 26 лет — лучший возраст для серьёзных побед.

— В одном из интервью прозвучало, что Дарья — потенциальная олимпийская чемпионка.

— Много лет проработав в биатлоне, причём и на самом высоком уровне с нацкомандой, я никогда гарантированно не говорил о подопечном как о будущем медалисте. Но такой одарённой спортсменки, как Блашко, у меня ещё не было. Правда, злые языки твердят, что она хороший стрелок, но тихоход на лыже. Что ж, поживём — увидим. В умении анализировать, ставить перед собой конкретные цели и каждый раз хоть на шаг продвигаться к ним она превосходит всех моих предыдущих воспитанников. Поэтому я с определённой долей уверенности говорю, что Дарья станет большой спортсменкой.

— А что на сей счёт утверждает спортивная наука?

— Есть известная методика Душанина — Карленко, и один из её авторов — Василий Павлович, бывший главный тренер сборной Украины — приезжал к нам. По их методологии Блашко относится к пятой группе, представители которой, как показывает практика, поднимаются на олимпийский подиум. В своё время, когда я руководил мужской сборной, он, обследуя Айдарова, утверждал, что Алексей в перспективе — олимпийский чемпион. В Нагано, если бы не один промах, Айдаров стал бы золотым призёром, но и его «бронза» Игр — это солидный успех.

Дарья БЛАШКО: ТРЕНИРОВКИ РАДИ ТРЕНИРОВОК? НЕТ СМЫСЛА!


— Что нового принёс ушедший сезон? Если сделан шаг вперёд, то конкретно к чему?

— Мы были нацелены на то, чтобы больше приобрести психологическую нагрузку, в меньшей степени — физическую. Так и получилось, что в конце сезона, когда решалась судьба юниорского Кубка, я не справилась с давлением в первых же гонках. Тогда, в Поклюке, на чемпионате Европы, старты на котором входили в кубковый зачёт, «индивидуалка» не удалась. С двумя штрафными минутами я попала лишь в двадцатку. В спринте с нулями была 15-й — оставлял желать лучшего ход по лыжне. Я волновалась, в итоге не совсем всё получилось.

В преследовании после того, как «отпустила» себя, получилась хорошая гонка. В принципе, в ней главным было доехать до финиша, не сойти. На дистанции возможно всякое: могла упасть, сломать лыжу, повредить винтовку, тем более намечался очень серьёзный спуск. Но всё сложилось удачно: я финишировала в первой десятке и выиграла общий зачёт КМ. А 15-е место в спринте не помешало занять первое место по сумме всех кубковых гонок. Перед стартом у меня был отрыв в 61 очко, и в принципе до гонки я уже держала кубок в руках.

— Какие новинки были привнесены в рутинный тренировочный процесс?

— Многие элементы придумываем сами. К примеру, в стрельбе — веду огонь с дальнего расстояния, по линиям, полумесяцем, полукругом, по уменьшенным мишеням. Сейчас пробуем выполнить упражнение на скейтборде: если зафиксировать его колёса, то можно стрелять как на платформе. Естественно, скажем, на соревнованиях, во время ветра, мне пригодятся подобные навыки. Важно многообразие, поэтому, чтобы наработать технику, приобрести устойчивость, хожу по тросам, катаюсь на сноуборде, горных лыжах.

— А можно ли узнать собственную оценку сезона?

— Никаких баллов ставить не буду. Скажу, что это был хороший турнирный год, когда многое приобрела, а не просто бездумно отбегала гонки. Мы получили определённые ответы на наши вопросы и понимаем, на что в будущем направить усилия. Это самое основное для роста.

— Некоторые биатлонисты сборной говорят просто и незамысловато: я выполняю указания тренера и за свой результат не отвечаю.

— Такого не бывает, чтобы тренер предложил нагрузку и сказал, мол, выполнив её, получишь 100-процентный результат. Спортсмен знает свой организм, он должен определять хотя бы примерно, что ему нужно, и с тренером корректировать нагрузки. Взаимодействие с наставником весьма важно. Это общемировая практика, в которой нет тренерского диктата. Те же успешные во многом норвежцы говорили: да, у нас команда, но это не значит, что мы выполняем одни и те же задания.

Я не вижу смысла тратить свои годы и время Владимира Анатольевича ради того, чтобы тренироваться бездумно. Лучше найти иное приложение сил, чем не понимать, зачем и для чего это делаешь.

— По существу, вы вырабатываете с тренером наиболее приемлемые индивидуальные варианты продвижения на пьедестал?

— Гонки выпадают удачные и не очень, хотя отрицательный результат тоже опыт, который может пригодиться. Из тренировок необходимо извлекать только нужное и полезное.

Я в биатлон попала случайно. Занималась лыжами, а когда предложили перейти в витебское училище, стала биатлонисткой. Учебные предметы давались легко, но понимание своей будущей спортивной роли наступило, когда перешла в 11-й класс.

Если всё произойдёт, как планируем, и получим соответствующую подготовку, то думаю, что реально в гонках будущего Кубка ИБУ попадать в 10, 20 лучших. 48-е место в спринте на канадском Кубке мира и вполне достойный старт в одиночной смешанной эстафете, которую я пробежала, хотя и с запасными патронами, но без штрафных кругов, тому подтверждение.


Михаил Дубицкий/ Спортивная панорама