Домрачева и компания – в спринт, Алимбекова – на церемонию открытия
Домрачева и компания – в спринт, Алимбекова – на церемонию открытия

Жизнь на Белых играх-2018 в Южной Корее уже по-настоящему бурлит. Официально открыты Олимпийские деревни и пресс-центры: и там, и там с каждым днем становится все шумнее и оживленнее.

Народ прибывает и прибывает, причем в геометрической прогрессии.

На спортивных аренах также подняли занавес: проходят тренировки, расписание четко прописано и не допускает сбоев. На "верхних этажах" Олимпиады — не менее интенсивная "движуха", связанная с решением "российского вопроса", ставшего столь неоднозначным для управленцев МОК после реабилитирующих решений CAS в Лозанне.

Однако колумнист Sputnik Руслан Васильев предлагает сконцентрироваться на корейских реалиях женской сборной Беларуси по биатлону, которая с 1 февраля находится в Пхенчхане. Как-никак, а именно с этой командой, и, в первую очередь, с ее лидером Дарьей Домрачевой связаны наши самые горячие олимпийские надежды.

О непростом пути в Южную Корею

Как только ранним минским утром минувшего четверга пришло сообщение о том, что белорусские биатлонисты успешно приземлились в аэропорту "Инчхон" — одни из воздушных ворот Сеула, так сразу захотелось узнать подробности путешествия. Но тот же старший тренер Федор Свобода отрапортовал лаконичным сообщением: "Почти нормально".

Разумеется, использование наречия "почти" заинтриговало, но по горячим следам ничего выяснить не удалось. В конце концов, биатлонисты и наставники устали после восьмичасового ночного полета, а, кроме того, их стремительно пригласили в автобус, чтобы наземным транспортом доставить в Олимпийскую деревню Пхенчхана.

И лишь потом, пообщавшись с разными участниками путешествия по маршруту Мюнхен — Абу-Даби — Сеул, удалось окончательно разъяснить, что имел в виду Свобода.


Олимпийская деревня в Пхенчхане

© REUTERS/ Kim Hong-Ji
Олимпийская деревня в Пхенчхане

Сложности начались еще в Мюнхене. Правда, вначале случилось радостное воссоединение. Мужчины, работавшие на сборе в итальянском Антхольце, встретились в главном аэропорту Баварии с женской командой, а также с семейным дуэтом Домрачева / Бьорндален.

Подопечные Свободы и Эдера последнюю перед отбытием в Южную Корею неделю провели в австрийском Хохфильцене, а Дарья с Уле Эйнаром — в австрийском же Обертиллиахе. К слову, норвежец, который на Играх-2018 аккредитован в качестве тренера белорусской дружины, собирается проводить индивидуальные тренировки на трассах и стрельбище "Альпензии".

Пхенчхан накануне Олимпийских игр
© REUTERS/ Fabrizio Bensch

Но вернемся в Мюнхен, где белорусские биатлонисты дисциплинированно прошли регистрацию на рейс, который… не улетел вовремя в Абу-Даби. Причем задержка составила два часа, что таило в себе угрозу опоздать на самолет в Сеул. Приземлившись в столице ОАЭ, белорусские биатлонисты скорым шагом/бегом (разные люди — разные по драматизму формулировки) припустили к нужному выходу на посадку. Отдельные шутники, сравнили свой кросс с тем, что снят американскими кинематографистами в комедиях "Один дома", где "милое семейство" неслось как угорелое. Но главное, что успели, разместились креслах комфортабельного авиалайнера и перевели дух. Но — рано…

Белорусов попросили выйти из самолета, чтобы предъявить на проверку оружие. Конечно, для европейских аэропортов — это нонсенс. Никто на пересадках "не трясет" уже осмотренный багаж и груз. Но в Абу-Даби оказались свои правила трансфера. А ведь на каждом чехле — замок, и надо все открыть, показать в специальной затемненной комнате, в которой недоевший обед, а потому манерно раздраженный шейх светит особым фонариком… В общем даже оказалось проговорено предложение задержаться в Абу-Даби, чтобы улететь следующим рейсом. Разумеется, белорусов это категорически не устраивало.

Но хорошо то, что хорошо заканчивается. Показали не утолившему в полной мере аппетит служащему и оружие, и патроны, а самолет таки дождался своих пассажиров, чтобы уже без происшествий доставить их в Сеул.

О номерах без роскоши

В аэропорту "Инчхон", конечно, тоже пришлось повозиться с оформлением оружия, но это обычная доля биатлонистов, на которых в эти минуты посматривают свысока представители не "военизированных" видов спорта. Однако, корейцы сразу попытались расположить к себе белорусских гостей, удивив, например, скоростью измерения (обязательная процедура!) температуры тела. Она, процедура, длилась, буквально, секунду. И это не гипербола — данность. Все делается на ходу — даже не надо останавливаться! Достаточно чуть замедлиться.

Автобусным марш-броском из сеульского аэропорта "Инчхон" в Олимпийскую деревню Пхенчхана белорусские биатлонисты остались довольны. Не быстро, но все мирно продремали эти несколько часов пути. Чтобы потом разместиться в 102-м доме, где в соседях, например, канадцы, а на пятом этаже расположен штаб белорусской делегации, с телевизорами, подключенными к олимпийскому вещанию.


Олимпийская деревня в Пхенчхане

© REUTERS/ Kim Hong-Ji
Олимпийская деревня в Пхенчхане

Что же касается, условий проживания, то это комнаты в квартирах, которые уже знают, кто их хозяева в пост олимпийской жизни — проданы. Наставники разместились на шестом этаже, спортсмены — на седьмом. Обычная практика — комната на двоих, а в квартире — четыре комнаты. Но два санузла. Поэтому не толпятся. А комфорт — спартанский. Кровати, тумбочки и… пожалуй, все. Остапу Бендеру бы понравилось. Помните, как он выбирал номер в гостинице Старгорода, остановившись после долгих осмотров на самом дешевом предложении за "рубль восемьдесят" — две кровати и ночной столик? "Стиль Каменного века, — заметил Остап с одобрением. — А доисторические животные в матрацах не водятся?"

В Пхенчхане сей вопрос не уместен. Тем более, что кровати застелены веселенькими покрывалами в клетку. А в каждой клетке — изображение представителя лыжного вида спорта. Правда, в наибольшем почете прыгуны с трамплина.

Как показал опрос, питанием пока довольны, и у наших биатлонистов определился свой приоритет. Спрашиваешь: "Что ели на ужин?". Отвечают: "Пасту и красную рыбу". "А, на обед?" — "Рыбу и картошку".

Впрочем, есть и мясные души. Что же касается супов, то в Олимпийской деревне потчуют, как бульонными, так и кремовыми изысками. Выбор не большой. Иногда очень остро. Поэтому стерегутся. Заодно с восторгом вспоминают шеф-повара из отеля в Леоганге, чья кулинария восхитила всех, кто работал в Хохфильцене.

О первых визитах на "Альпензию"

Разумеется, биатлонисты наведались на место проведения соревнований — как только, так сразу. Ничего принципиального нового по сравнению с тем, что было в марте прошлого года на этапе Кубка мира, не обнаружилось. Снега много — и это хорошо. Температура — пока морозная, но не до страха.

Тем более, что к спринту ожидается потепление: днем ртутный столбик термометра обещает подниматься в "плюсовую зону". Правда, ночью сохранятся умеренные морозы, а соревнования будут начинаться не раньше 20:00 по местному времени… Но это традиционная корейская карусель.

Волонтеры в Олимпийской деревне, Южная Корея
© REUTERS/ Kim Hong-Ji

Еще один положительный момент — близость стадиона к Олимпийской деревне. Белорусы уже предприняли попытку разработать пешеходный маршрут. В принципе, он возможен, ибо недолог — 15 минут. Другое дело, что часть дороги не обеспечена тротуарами для любителей променадов. Опасно. Неоправданный риск. Так что альтернативы автобусам фактически нет. На "Альпензию" он едет путанным, круговым маршрутом, объезжая весь комплекс, зато обратно — мчит напрямую, доставляя пассажиров к КПП за 5 минут.

Но это сопутствующие нюансы.

Главное, что все в субботу приступили к тренировкам. Домрачева — в хорошем настроении и бодром состоянии.

Работа в Обертиллиахе удалась, причем по своей философии ее сбор мало чем отличался от программы, предложенной Свободой и Эдером в Хохфильцене.

Олимпийское напряжение на ДаДо, по уверениям людей с ней общающихся, пока никак не сказывается. Красное горло Писаревой, из-за чего Надежду решили не везти в Риднау на микст-эстафету чемпионата Европы, к счастью, не привело к заболеванию. Медики перестраховались, зато сейчас она в порядке. Скардино чуть подвернула ногу, но в спорте без таких локальных травматических инцидентов фактически никогда не обходится.

О церемонии открытия и спринте

"Если не случится никаких форс-мажорных ситуаций, что заставят изменить первоначальные планы, то наш с Эдером расклад такой: спринт 10 февраля побегут Домрачева, Скардино, Кривко и Писарева", — рассказал Федор Свобода.

Он добавил: "Алимбекова нацелена на индивидуальную гонку 15 километров. Поэтому мы ни в коем случае не станем удерживать Динару от участия в церемонии открытия. Для нее это первые Игры, и она сама хочет идти в белорусской колонне. Конечно, нам было бы спокойнее посиди она в своем номере без длительной вылазки на мороз, однако Олимпиада — это Олимпиада. Ее духом надо проникнуться, что для молодой спортсменки тоже важно. Так что тепло оденется — и пойдет. Да и арена в Пхенчхане близка к жилью".

Жизнь на Олимпиаде бурлит…

https://sputnik.by/