"Домрачева – это мировой бренд". Альфред Эдер – об уникальности белорусской биатлонистки

Австрийский специалист Альфред Эдер тренировал женскую сборную Беларуси в постолимпийский сезон вслед за легендарным Клаусом Зибертом. Перед Альфредом стояла непростая задача: привести Домрачеву к самому заветному трофею − Большому хрустальному глобусу, и он с ней справился. Для читателей SPORT.TUT.BY Эдер, временно выступающий помощником тренера женской команды, рассказал о Домрачевой − спортсменке, капитане и хранительнице очага.

Фото: Белорусская федерация биатлона

— Наши методики с Клаусом Зибертом во многом похожи, поэтому после назначения я быстро нашел контакт с белорусской командой. Хотя, если сказать вам честно, то мне легко работалось в белорусской сборной, потому что там отличные девушки. Это был сезон после Олимпиады в Сочи, где Дарья Домрачева и Надежда Скардино выиграли медали. С одной стороны, это создавало позитивную ауру в команде. С другой, триумф на Играх, особенно три золота Дарьи, заставляли и ее, и меня искать мотивацию несмотря на то, что верхняя точка, казалось, уже достигнута.

Альфред с улыбкой вспоминает знакомство с Домрачевой.

— Наша первая встреча с Дарьей была довольно забавной. Даша очень хотела пообщаться со мной до того, как федерация заключит контракт. Она приехала ради этого прямиком из Вены ко мне в Зальфельден, добираясь по ближайшей короткой дороге. Я организовал для нее тренировки в Хохфильцене: важно было пообщаться не два часа, а поработать хотя бы неделю. И это было правильным решением: спустя семь дней мы оба сказали, что действительно хотим работать вместе.

«Дарья − боец. Она говорила: „Я не смогу стартовать“. Но выиграла гонку, а после финиша ее лицо было белое, как полотно»

Сезон 2014−2015, в котором Домрачева наконец заняла первое место в общем зачете Кубка мира, драматично складывался для лидера белорусской команды.

— Даша здорово начала сезон, в декабре заработала небольшой отрыв по очкам, но потом ее стали преследовать неудачи, из-за которых Дарья отстала от Кайсы Макарайнен почти на 100 баллов. В Рупольдинге у Даши начались проблемы со здоровьем. Но она боец. Помню, она пришла ко мне со словами: «Альфред, я не смогу стартовать». Но переборола себя и даже выиграла ту гонку. После финиша я увидел, что ее лицо белое, как полотно. Это был необходимый старт для завоевания очков, но слишком изматывающий для организма.

Помимо стандартных факторов, влияющих на результат, Даша часто умудрялась создавать сама себе дополнительные сложности.

— Так было в последней гонке сезона 2014−2015, когда решалась судьба Большого хрустального глобуса. В Хантах Дарья решила пострелять стойку вместо лежки — у меня в тот момент просто замерло сердце. Несколько лет назад я уже наблюдал по телевизору, как она проделывала этот трюк в Оберхофе. Я не мог поверить глазам: это снова произошло!

Тренеры не имеют права делать подсказки, иначе спортсмену может грозить дисквалификация.

— Поэтому я просто отвернулся на несколько мгновений, понимая, что не могу повлиять на ситуацию. К счастью, Дарью спасли российские зрители, которые, срывая голоса, кричали: «Даша, ложись!» Она вовремя оглянулась на Кайсу и заняла правильное положение. У меня нет четкого объяснения, почему такие казусы периодически случаются с топовой биатлонисткой. Думаю, Даша слишком сконцентрирована на гонке, на стрельбе, на каждом элементе в отдельности, из-за этого она допускает ошибки, которых быть не должно.

«Когда я увидел копию Большого хрустального глобуса, изготовленную Дарьей специально для меня, я был тронут до слез»

Альфред улыбается и даже посмеивается, вспоминая курьезы Домрачевой. Но, по его словам, в тот момент было отнюдь не смешно.

— Я не опасался дисквалификации, потому что мы не делали никаких подсказок с тренерской биржи. После финиша я смог произнести только «слава богу!» и обнять Дашу.

Лишь в последней гонке сезона в Хантах стало ясно, что «глобус» отправится в Беларусь.

— Мы в спешке поздравили Дарью с завершением сложнейшего и одновременно счастливейшего сезона. Представители белорусской федерации принесли цветы, кто-то захватил шампанское и все вместе в вакс-кабине отпраздновали ее успех. Не было возможности отметить победу в Кубке мира в спокойной обстановке: к Дарье постоянно кто-то подходил и что-то от нее хотел.

Фото: GEPA
Фото: GEPA

Альфред вспоминает самый трогательный момент совместной работы с Домрачевой:

— В Минске Даша подарила мне копию Большого хрустального глобуса. Это было очень неожиданно! Она сказала: «Альфред, у меня кое-что есть для вас, зайдите, как будет минутка». Когда я увидел «глобус», изготовленный специально для меня, я был тронут до слез. Не знаю, делал ли кто-то из биатлонистов что-то подобное. Когда я возвращался из Беларуси домой, на границе в Германии при проверке багажа меня спросили: «Что это у вас запаковано?» Я ответил: «Эта награда Дарьи Домрачевой». Пограничники сразу заулыбались, попросили сделать фото. Хрустальный глобус до сих пор стоит у меня в офисе. Когда приходят гости, я всегда говорю: «Посмотрите на этот трофей — его завоевала моя подопечная Дарья Домрачева».

Альфред называет Домрачеву настоящим капитаном, который создает приятную атмосферу в команде.

— Биатлон — не командный, а индивидуальный спорт. Но в белорусской сборной девушки стремятся приблизиться к результатам Дарьи, а она, несмотря на дочь и мужа, остается командным бойцом, при необходимости помогает советом и всегда идет на контакт.

В белорусской команде весело проходят праздники, особенно мне нравятся дни рождения: девушки готовят небольшой тортик и поют песню для именинника. Я, если честно, не умею петь. Лучше всего это получается у Ли — физиотерапевта из Китая, который подпевает на родном китайском. Знаете, найти час, чтобы посидеть вместе в приятной атмосфере, не так уж и сложно, но это имеет огромное значение для командного духа.

«Дарье очень повезло с окружением: у нее не только профессиональные тренеры, но и муж − величайший спортсмен современности»

Австриец восхищается мотивацией Домрачевой, которая после длительного перерыва только возросла.

— Даша горит желанием соревноваться. Она точно будет выступать на Олимпиаде в Корее. Она не возрастная биатлонистка, чтобы задумываться о завершении карьеры. Сроки, в которые Дарья вернулась в большой спорт, заставляют аплодировать стоя. Она тренируется всего два с половиной месяца и показывает скорости почти на уровне лидеров. Дарье очень повезло с окружением: у нее не только профессиональные тренеры, но и муж − величайший спортсмен современности.

Но как долго продлится ее карьера, они решат совместно с Уле-Эйнаром. Он может дать такой совет, как никто другой. Уле отдал Дарье свой многофункциональный трейлер − он делает все для ее комфорта и успеха. Перед чемпионатом мира эта семейная пара проведет совместный высотный сбор в Хохфильцене. По-моему, для Дарьи не придумать лучшего спарринг-партнера.

Фото: Денис Костюченко, Биатлон Онлайн
Фото: Денис Костюченко, Биатлон Онлайн

Альфред рассказывает, что у Домрачевой никогда не было проблем с мотивацией, потому что она по-настоящему влюблена в биатлон.

— Это то, что заставило ее вернуться так быстро. Есть спортсмены как Магдалена Нойнер или Лаура Дальмайер, которые живут не только биатлоном. Магдалена посчитала, что достигла пика в карьере и рано ушла пробовать себя в других сферах. То же я слышал и о Лауре: говорят, что она будет выступать еще год или два, а потом закончит со спортом, потому что жаждет новых вызовов. Лаура даже во время профессиональной карьеры на месяц уходит с семьей в горы.

Я был примером такого же страстного спортсмена, как Дарья и Уле: я выступал до 41 года и до сих пор каждый день по часу катаюсь на лыжах. Теперь у Дарьи появился еще один стимул — маленькая Ксения. Дочь Дарьи и Уле-Эйнара родилась в уникальной семье. Но я уверен, что ни мама, ни папа не будут заставлять ее заниматься биатлоном. Главное, чтобы ребенок рос здоровым и любил спорт.

Сын Альфреда Эдера Симон родился, когда отец еще продолжал активно выступать на профессиональном уровне.

— С пяти-шести лет Симон брал лыжи и отправлялся со мной на тренировку. Когда меня не было дома, Симон сам включал трансляцию биатлона и никогда не уставал от него. Хотя в детстве у сына были разные спортивные увлечения: одно время он мечтал стать хоккеистом, глядя на австрийских и канадских игроков. Но мне казалось, что этот спорт очень опасен. К тому же мне пришлось бы возить его на хоккейные тренировки за 20 километров от нашего города, а биатлоном можно было заниматься и в родном Зальфельдене. Теперь у меня есть внучка — дочь Симона. Эта замечательная девочка обожает кататься на лыжах, но лишь по квартире и на протяжении одной минуты — потом это занятие ее утомляет.

«Если бы Даша стреляла в штиль, мы бы уже видели ее на подиуме. Она показывает пятое время на лыжне, а после родов прошло всего три месяца»

Альфред отмечает, что родители Ксении − люди, знающие о биатлоне практически все. Они были бы для нее прекрасными тренерами. Но на своем опыте Альфред знает, что тренировать собственного ребенка не слишком просто.

Фото: biathlon.xc-ski.de
Фото: biathlon. xc-ski.de

— Это особенные эмоции: видеть, как твой сын соревнуется, совершает ошибки, поднимается на подиум. Хотя я не меньше переживаю и за белорусских девушек. Я расстраиваюсь, когда вижу после гонок в их глазах слезы. Кстати, в прошлом сезоне, когда Симон попадал в тройку призеров, Домрачева и Скардино присылали мне СМС-поздравления. Было так приятно!

Альфред рассказывает, что материнство, возможно, и изменило Домрачеву, но только не ее отношение к спорту.

— Мы редко общались, потому что Дарья была в Беларуси, а затем в Норвегии, я же почти все время провожу в Австрии. Но она точно осталась такой же строгой к себе и голодной на дистанции. Я вижу ее реакцию после гонок и поражаюсь: Дарья так же сконцентрирована, как и три года назад на Олимпиаде. Ей не очень повезло с погодными условиями на тех этапах, которые ждали ее после возвращения. В Оберхофе, Рупольдинге и Антхольце во время гонок стоял сильный ветер. Он не позволил Дарье остаться безошибочной. Если бы Даша стреляла в штиль, мы бы уже видели ее на подиуме. Она показывает пятое время на лыжне, а после родов прошло всего три месяца. Сами посудите − разве это не уникальный случай?

Альфред Эдер признается, что ведет обсуждение с белорусской командой насчет возобновления сотрудничества в следующем сезоне.

— Мы никогда не прерывали контакты с белорусской сборной, я в курсе статистики каждой из девочек. Вариант работы с белорусками по-прежнему существует. Поэтому я стараюсь быть в курсе событий белорусского биатлона: у меня зафиксированы результаты на дистанции и стрелковые показатели девушек. В прошлом сезоне я был готов работать с белорусской командой, но потом федерация подписала контракты с Валерием Польховским и Робертом Кабуковым. Мне показалось, что четыре тренера для команды — это слишком. Для хорошей работы нужна небольшая и сплоченная группа.

«Дарья осталась Домрачевой во всех смыслах: даже сохранила свою фамилию в стартовом протоколе. Потому что Домрачева − это уже мировой бренд»

Альфред тепло отзывается не только о белорусской сборной, но и о стране в целом.

— Белорусские спортсмены такие же, как и остальные европейцы. Они выбирают работу, а не нытье и слезы. Белорусы открытые и неконфликтные, я пару раз бывал в Минске и встречался не только со спортсменами. Любопытно было вернуться в Минск спустя много-много лет: в первый раз я приезжал в «Раубичи», когда был еще действующим спортсменом. Ваш город серьезно изменился, хотя это нормальная ситуация — за 30 лет многое стало другим.

А белорусские биатлонистки, описывая Эдера, отмечают его скромность и непубличность.

— Это правда. Вы сами видите: я не бегаю за вами с просьбой взять у меня интервью. Как только у меня появляется свободная минута, я отправляюсь на лыжню и тренируюсь, а потом иду к команде и беседую со спортсменами. Я стараюсь расходовать время с умом и пользой, но легко иду на контакт, если кто-то хочет со мной пообщаться.

Австрийский специалист сумел сделать то, о чем долгие годы мечтали все любители белорусского биатлона − он помог Домрачевой стать лучшей биатлонисткой мира.

— Она уникальная. И, мне кажется, Дарья не меняется на протяжении лет. Она остается такой же человечной и трудолюбивой. Теперь в списке ее приоритетов на первом месте числится семья. Но она осталась Домрачевой во всех смыслах: даже сохранила свою фамилию в стартовом протоколе. Потому что Домрачева − это уже мировой бренд.
Виктория Ковальчук, SPORT.TUT.BY