«В учебе Ира была не очень сильна, и я ей объяснил, что можно себя попробовать в спорте». Он открыл для биатлона Кривко

Тренер олимпийской чемпионки рассказывает о том, как все начиналось в Сенно.

Биатлонистка Ирина Кривко прямо сейчас проводит пока лучший сезон в карьере. В декабре Ирина впервые поднялась на пьедестал этапа Кубка мира, взяв «серебро» в Анси, а в четверг в компании с Домрачевой, Скардино и Алимбековой завоевала «золото» в олимпийской эстафете.

Кажется, за Кривко в четверг болел весь родной Сенно. Когда мы позвонили в райисполком, чтобы узнать номер первого тренера спортсменки Валерия Лекторова, перво-наперво услышали голос экспрессивного комментатора Анны Любенковой, доносившийся из телевизора в кабинете, а уже после – голос сотрудницы местного спортотдела. Наш звонок после финиша застал коуча в смешанных чувствах.

– Ой, спасибо за поздравления, – взволнованным голосом сказал Лекторов. – До сих пор не понял, что произошло. Я уже одной ногой на тренировке – детям биатлонную базу нужно открыть. Мороз ведь стоит на улице. Перезвоните через полчасика хотя бы.

В итоге дозвониться до Валерия Михайловича, который в свое время подготовил трехкратного чемпиона мира Петра Ивашко, удалось лишь через час.

– Тут уже столько людей меня поздравили, что поневоле поверишь в то, что произошло, – говорит собеседник, чья вера в чудо значительно окрепла. – В этой гонке каждый сделал свое дело. А когда каждый делает на своем этапе немножко больше, чем просто хорошо, то получается вот такой результат. Все выступили ровненько. Никто не провалился. Вы же все сами все видели.

– Но ведь в белорусскую сборную перед стартом практически никто не верил.

– Я тоже думал, что максимум станут бронзовыми призерами. Тем более сами знаете, какие у нас проблемы с четвертым номером. Последние несколько лет это была головная боль для нашей сборной. И я ведь тоже склонялся к тому, что стоит попробовать в эстафете Алимбекову. Да, ее раньше попробовали – получилось не очень удачно. Ну и что? Зато видите, как сейчас здорово у нее получилось. Человек молодой, перспективный. Динара хорошо справилась в тяжелых условиях. Как говорится, честь ей и хвала. Единственное, что Домрачева потрепала немного нервы на последнем этапе. Но, с другой стороны, какой биатлон без такой интриги?

– Вы всю гонку провели, не отходя от телевизора?

– Конечно! Вы что?! Мы даже тренировку на 16:00 из-за гонки перенесли, чтобы ребята смогли эстафету посмотреть. Как за наших не поболеть? Да и в записи смотреть уже неинтересно. Хотя, думаю, после такой гонки многие будут смотреть ее и в записи. Я по дороге на базу знакомых встретил: «Ай, мы не смотрели! Мы не ожидали!» Сказал, чтобы обязательно повтор посмотрели. Такое нужно видеть. Гонку у нас, думаю, смотрели практически все. Люди отпрашивались со школы, с работы.

Ира, конечно, тоже молодец. Хотелось, чтобы отстрелялась без промахов, но в таких сложных погодных условиях она выступила здорово. Вы посмотрите, с нашими биатлонистками даже немки не справились, а они ведь на ступеньку выше нас в мастерстве стоят.

– Для Кривко это пока лучший сезон в карьере.

– Да, все так совпало. Ведь видно, как она на дистанции прибавляет в концовке. Причем регулярно это делает. Ну и стрельба у нее, за редким исключением, стабильна. Она постоянно заканчивает гонки в двадцатке сильнейших. Была уже и призером этапа Кубка мира. Как говорится, прогресс налицо.

*  *  *

– Помните, когда впервые увидели будущую олимпийскую чемпионку?

– Ира училась в пятом классе. Четко помню, что собрал тогда 11 девочек. Я был в хорошем контакте с преподавателем физкультуры СШ №2  Валентиной Гордецкой. Она – бывшая биатлонистка – однажды показала мне школьниц, среди которых была и Ира. С ее школы к нам в секцию пришло тогда 6-8 девочек, но потом большая часть отсеялась – ушли в учебу.

– Какой Ира вам тогда запомнилась?

– Маленькая девочка. Она хоть и не выделялась на фоне других антропометрией, но отличалась работоспособностью. Ей стоило один раз сказать, и она все выполняла без каких-то капризов. Чувствовалось в ней воспитание.

 

Валерий Лекторов.

Ее родители были разведены, и за воспитание отвечала мама. Семья, кстати, жила в общежитии рядом с трассой. Кривко на тренировки далеко ходить не нужно было. Все было очень удобно. С посещаемостью проблем никаких вообще не было. Если бы все дети так работали, то никаких вопросов вообще не возникало бы.

Я не скажу, что она так уж хорошо училась в школе. Нет. Но я не ходил туда и не разговаривал с учителями из-за оценок. Такого никогда не было. Воспитанная девушка. Знаете, бывает такой «чемпион», за которым постоянно ходишь, уговариваешь, а он еще говорит: «Ай, зачем мне все это надо? Из меня ничего не получится». К таким нужно подход искать. А с Ирой мне работалось очень просто. Повторюсь, раз сказал – и она все выполняла.

– Кривко вместе с младшим братом пришла в ДЮСШ?

– Между ними разница в четыре года. Ира пришла первой, а Витя появился через какое-то время. Но, думаю, в том же году. Вместе были. Куда его, малого, девать было?

Виктор и Ирина Кривко.

– Мать поддерживала увлечение детей спортом?

– В учебе Ира была не очень сильна. И когда начала побеждать, я ей объяснил, что можно себя в спорте попробовать, попытаться в нем проложить себе дорогу. Хотя, конечно, давать стопроцентную гарантию, что ребенок станет чемпионом, трудно, но, как я уже говорил, по Ире было заметно, что она – человек с хорошими задатками. Многие по итогу разбежались, не хотели работать, а Ира в биатлоне осталась. Все хотят стоять на пьедестале, быть чемпионами, ничего не делая. Но так не бывает. Ира всегда относилась серьезно к делу. У нее спорт был главным увлечением. Я же вижу, как некоторые дети к тренировкам относятся. Один в полсилы выполнит задание, другой – вообще не сделает. Я им потом говорю: «Сколько раз меня обманывали, ничего не делали? А Ира вела себя иначе. Посмотрите теперь на ее результат!» Талант у нее, конечно, тоже был. Однако я все равно не могу сказать, что она была на голову кого-то выше. У нас была девочка, которая ее превосходила. Но она, даже показав хороший результат на чемпионате республики, сказала, что больше работать не будет. Каждый выбирает в жизни свою дорогу. Сейчас, чувствую, она жалеет немного. Но не будем о грустном.

Ира выделялась лыжным ходом. Если его нет, о чем тогда разговаривать? Какой тогда будет биатлонист? Если нет хода, то с человеком даже не интересно работать. Что касается стрельбы, условия для работы у нас раньше были похуже, нежели сейчас. И обеспечить их было сложно. Я, естественно, старался, но ей стрельбу, считаю, поставили уже в училище олимпийского резерва. А мы работали на начальном этапе и отрабатывали стрельбу в положении лежа. Ира – маленькая, миниатюрная. Какая в том возрасте могла быть стойка? Тут хотя бы лежке научить.

Cтрельбище у нас было, а вот тир отсутствовал. Как я буду в таких условиях с маленькими работать на морозе с воздушной винтовкой? Да и детей ведь бережешь. Так что это звено подготовки у нас выпадало. Сейчас условия получше. Четыре года назад на школу деньги перечислила Домрачева. Мы за них купили инвентарь. Недавно у нас новую базу открыли, тир появился. Теперь уже можем «настреливать» маленьких. 

– Сколько лет вы проработали с Кривко?

– Приблизительно четыре года. В девятом классе она ушла в училище олимпийского резерва в Новополоцк. Я ведь не могу довести спортсмена до высокого уровня. Ради этого нужно все бросить и заниматься конкретно одним человеком. А мне, даже когда на две недели со сборной области уезжал куда-то, жалко было детей оставлять. Да и как без малых? Мне самому с ними интересно работать. Просто настает определенное время и приходится передавать ученика в УОР – в Витебск или в Новополоцк. Ну, новополоцкое училище, считай, одно из лучших в стране. Там и директор классный, и тренеры хорошие. Первым делом детей показываю именно туда. Вот в Новополоцк и повез Иру. Там ее приняли без вопросов. Кстати, Иринин выпуск в нашей школе вообще был сильным. Многих в училища отправили. Это сейчас за сборную одна Кривко выступает, а была еще и Алена Луцыкович, которая бегала за Беларусь на Универсиаде.

– То, что из ваших воспитанниц выстрелила именно Кривко, откровением не стало?

– Нет, все было видно по ее целеустремленности. Знаете, кто-то проиграет гонку и потом начинается: «Да я не буду больше! Ничего не получится!» Таким потом надо объяснять, что нужно уметь не только побеждать, но и проигрывать. С Ирой никогда таких вопросов не возникало.

– Виктор Кривко в детстве тоже много времени отдавал спорту?

– Да, он был еще более фанатично предан биатлону. Его останавливать приходилось, чтобы на тренировке не переусердствовал. Он по одаренности в Сенно был выше всех на голову. Но тоже был маленьким. Подрос и в плечах раздался совсем недавно. Мы как-то во время одного из его приездов пошли в школу. Учителя, увидев его, сразу начали спрашивать: «Витенька, а чем тебя там кормят?!» Так вырос. Раньше они на него сверху вниз смотрели, а теперь он на них.

Виктор Кривко.

- Виктор и Ирина похожи друг на друга?

– Они немного разные. Хотя Витя, наверное, поездив за рубеж, стал более общительным парнем. Кругозор у него расширился. И это отмечаю не только я. Помню, когда Кривко выиграл чемпионат Европы, я попросил, чтобы медали принес в школу. Пообщавшись с ним, преподаватели сказали: «Витю не узнать. Он вырос и морально, и физически. Совсем другой человек». Стал более интересным парнем.

- Почему у него пока не получается в национальной команде?

– Мы общались с ним. Он говорил, дескать, не получается что-то. Я ему объяснял, что это сказывается переход из юниорского во взрослый спорт. У каждого он по-разному проявляется. Но это тренеры в сборной должны больше думать о том, как сделать так, чтобы этот переход безболезненно проходил. У немцев и французов ведь почему-то получается. А у нас, по-моему, этот переход болезненно ощущается. Но какой у Вити еще возраст? Шанс пробиться в главную команду еще будет. Если Европу умудрился выиграть, значит, ресурс есть. Но, повторюсь, все это больше от тренеров сборной зависит. Тонко относиться нужно к каждому спортсмену. Сейчас, кстати, уже не строгают всех под одну палку. Например, стали создавать экспериментальные группы. Есть подвижки к прогрессу. Надеюсь, что Витя еще будет бегать.

– Мать до сих пор живет в общежитии?

– Нет, она живет в однокомнатной квартире в двухэтажном доме. Думаю, с покупкой помогли Витя и Ира.

– Как часто Ирина бывает в Сенно?

– Как появляется возможность между сборами, приезжает. Они с Витей свою Родину не забывают. У Иры есть автомобиль, а вот у брата пока нет. Я ему говорил: «Витя, лучше квартиру сначала купить. Машину всегда успеешь. Да и ты по сборам постоянно ездишь. Будешь думать, где она стоит». Они приезжают к маме, потом едут бабушку навестить. Она недалеко живет – километров 12 от Сенно. Ира и Витя даже тренируются в Сенно. Конечно, небольшие нагрузки берут, но зарядку делают, летом кроссики частенько бегают. 

Когда есть возможность, всегда прошу их прийти и показали детям свои медали. Чтобы дети понимали, что они – не какие-то там небожители, а ребята, которые здесь жили и тренировались. Чтобы слушали их и верили, что у них тоже получится. Ко мне малышня приходит и кричит: «Мы будем, как Ира Кривко!» Я детям говорю, мол, вы еще походите, может, не понравится биатлон :). Ира всегда приносит детям календарики, номера, которые выдают на соревнованиях. Я дарю их тем, кто заслужил. Так они в них потом тренируются.

Ирина Кривко и Артем Лещенко.

– Прямо сейчас Ирина является самым известным уроженцем Сенно?

– Да, у нас тут давно уже висят огромные плакаты с изображением Витьки и Иры. Но сейчас, наверное, их будут переделывать. Все-таки Ира уже олимпийской чемпионкой стала. Ну и на нашей базе тоже им стенд посвящен. Есть фото Пети Ивашко, Иры, Вити и пустое место для будущего поколения. Там так и написано, мол, тренируйтесь и ваше фото тоже будет здесь висеть.

– Когда вы в последний раз общались с олимпийской чемпионкой?

– Перед Новым годом она приезжала. Поговорили и по поводу ее неудачной эстафеты [в Хохфильцене] на Кубке мира . Говорю: «Ира, тебе сильно влетело?» – «Да нет, там были такие условия, что меня никто особо не ругал. В команде все понимают».

– У вас была мечта воспитать олимпийского чемпиона?

– У меня чемпионы мира и Европы уже есть. Хотел, чтобы с Олимпиады привезли любую медаль. Оказалось, что мечтать не вредно.

– Ирине прямо сейчас 26 лет. Это тот возраст, когда нужно уже выстреливать?

– Я не знаю. Это ее личное дело, но, вы сами знаете, для женщины семья – тоже главное. Она вроде собирается замуж после Олимпиады.  Парень ее – Артем Лещенко – из Новополоцка. Его отец тренером работает, а он – смазчиком в нашей сборной. Ходят слухи, что в мае поженятся. Посмотрим. Это ее личное дело. Может, паузу потом возьмет, а может, побегает еще. Сами знаете, в таких делах советов давать нельзя.

Источник - https://by.tribuna.com