Ювелир с винтовкой в руках
Ювелир с винтовкой в руках

Каждый биатлонист досконально знает свое оружие. Он может самостоятельно разобрать и собрать собственную винтовку, но починить какую-либо неисправность под силу не всем. Кто отвечает за боеспособность оружия биатлонистов национальной сборной и где рождаются уникальные винтовки спортсменов?

Имя главного оружейного мастера белорусской сборной по биатлону хорошо знакомо поклонникам этого вида спорта. Пять лет назад Максим Елисеев вместе с Владимиром Чепелиным, Юрием Лядовым и Владимиром Аленишко завоевал бронзу в эстафетной гонке на чемпионате Европы по биатлону. После этого спортивную карьеру Максим закончил, но со спортом не завязал. Будучи биатлонистом, он любил дорабатывать собственную винтовку и пытался найти способ сделать стрельбу еще лучше. В этом деле и нашел свое призвание:

– В нашей национальной команде я, по сути, занимаюсь импортозамещением. У нас достаточно молодой состав, и молодежи нужно создать хорошие условия. В том числе в плане изготовления и подгонки винтовок. За границей это делать дорого. К тому же, если спортсмен молодой, его организм еще растет, и винтовку периодически нужно корректировать. Чтобы удешевить и упростить процесс, в команде есть я.

Максим Елисеев объясняет: хороший стрелок может точно поражать мишени из любого оружия – даже из чужого. Но делать это он будет медленно. А в биатлоне пустая трата времени недопустима. Если же приклад винтовки изготовлен специально для спортсмена, с учетом всех его индивидуальных особенностей, он сможет быстрее раскрыть свои стрелковые способности.

Материалов для изготовления прикладов существует множество. Из всех видов древесины Максим выбирает орех, поскольку он хорошо переносит воздействие разных климатических условий. Кроме того, этот материал легко обрабатывается, полируется и хорошо держит форму. Помимо древесины, Максим использует в работе композитные материалы – стеклопластик и углепластик, который нам более известен как карбон.

– В среднем на изготовление одного приклада уходит около недели. В самом лучшем варианте, если тренер доволен изготовкой спортсмена и работа идет непосредственно на улучшение стрельбы, мы берем старый приклад, снимаем с него все мерки и изготавливаем новый с запасом для будущей подгонки. Получается, берем лучшее от старого и продолжаем совершенствовать. Далее изготавливается основа, куда добавляются некоторые детали, например, рукоятка и упор под левую руку, на который биатлонисты кладут пальцы при стрельбе стоя. Затем начинается ювелирная работа – подгонка.

Приклад важно довести до совершенства, поскольку это очень специфический товар. Его изготавливают один раз, после чего он служит долгие годы – это не хоккейные клюшки, которых может понадобиться несколько всего на один матч. И если само изготовление ложи занимает неделю, то на финишную подгонку может уйти до трех месяцев. Максим продолжает:

– За глобальную работу вроде изготовления новых прикладов мы беремся сразу после окончания соревновательного сезона. Лучше заняться этим во время отпуска у спортсмена. Когда начнутся тренировки, распыляться на это не получится. Так мы поступили, например, с винтовкой Володи Чепелина. Его старый приклад нужно было кардинально менять. Но, чтобы сделать это, ложу надо было, грубо говоря, разрезать пополам и затем склеить. После переделок такой приклад уже не был бы надежным: это все равно что постоянно лечить один и тот же зуб у стоматолога – рано или поздно он развалится. Поэтому решили делать новый. И теперь я вижу, что Чепелин доволен новой винтовкой, а его результаты растут.

Даже когда спортсмены уезжают на сборы, работа оружейного мастера не заканчивается. Перед стартом сезона, например, Максим Елисеев готовил сюрприз для Надежды Скардино. Если винтовка каждого спортсмена уникальна на 100 процентов, то оружие Надежды – и вовсе полный эксклюзив, говорит мастер:

– Надя прицеливается левым глазом, в то время как все биатлонисты – правым. Поэтому у нее особенное оружие. Во время гонки, если у спортсмена ломается приклад, ему на стрельбище могут предложить запасную винтовку. Но Надежде будет проблематично быстро приспособиться стрелять из обычной винтовки так же точно, как из своей, поскольку ей придется изготавливаться совершенно по-другому. Чтобы предупредить любые чрезвычайные ситуации, мы изготавливаем для Скардино максимально точную копию приклада.

Новый приклад изготовили из дерева, карбона и стеклопластика. Он на 90 процентов повторяет оригинал. Максим надеется, что, когда Надежда возьмет его в руки, не увидит кардинальных изменений по сравнению со своей основной винтовкой. И для мастера это будет лучшей похвалой. Пока приклад черного цвета, хотя биатлонисты могут выбрать любую расцветку. Но Елисеев говорит: белорусские спортсмены предпочитают не наносить на свои винтовки дополнительные слои краски – они пусть и незначительно, но утяжеляют оружие. А для наших биатлонистов результат важнее красоты.

Кстати, во время соревновательного сезона оружейный мастер команду не сопровождает. Еще до его начала он проверяет все винтовки, чтобы быть уверенным в том, что они в порядке:

– На сезон мы обеспечиваем команду всеми необходимыми запчастями. Например, собранными диоптрами. Если у спортсмена он перестал делать поправку, тренер может взять новый собранный комплект и установить его самостоятельно, но при этом обязательно сигнализирует мне о том, что появилась проблема. Мы контролируем состояние винтовок и во время сезона: как только наша сборная приезжает в Беларусь, устраиваем диагностику. Из-за частых перелетов и переездов в оружии то и дело раскручиваются болты, могут быть повреждения, из-за которых появляются неисправности спускового механизма и другие неполадки. Их все мы сразу же устраняем.

Максим Елисеев уверен: собственный опыт биатлониста помогает ему в работе со спортсменами. Он легко находит общий язык с ними и знает, как усовершенствовать винтовку каждого для того, чтобы биатлонист мог в полной мере проявить себя на стрельбище:

– Часто мне говорят: «Мне нужен приклад, который будет стрелять». Такой приклад я сделать не могу, но мне по силам помочь прийти к нему. Сейчас у ребят в стрелковой части прогресс налицо. Когда биатлониста ничто не сковывает и он полностью уверен в своем оружии, он тренируется совсем по-другому и результат не заставляет себя ждать.

Татьяна Пастушенко для журнала "Биатлон"

Фото Ольги Назаровой