Мэтр за кадром
Мэтр за кадром

В прошлом году самый известный спортивный комментатор Беларуси Владимир Новицкий отметил 35-летие своей карьеры. Под аккомпанемент его голоса проходили многие Олимпийские игры, чемпионаты мира и Европы по различным видам спорта, и для многих спортивных болельщиков трансляции без него просто немыслимы. Мэтр комментаторского цеха рассказал о том, как прикипел к биатлону, почему во время трансляций всегда поддерживал белорусских спортсменов, чем пожертвовал ради блестящей карьеры и почему перестал работать на биатлонных трансляциях.

- Владимир Николаевич, как вам, человеку с образованием инженера, удалось стать самым известным в нашей стране спортивным комментатором?

- С детства был активным и эрудированным спортивным болельщиком. Смотрел все спортивные трансляции, читал всевозможные спортивные издания, вел статистические гроссбухи. В основном в круг интересов входили футбол и хоккей. Но явной тяги к спортивной журналистике не было. Со второй попытки поступил в политехнический институт на энергетический факультет. Окончив его, стал специалистом по электрическим сетям и системам. Почти три года проработал инженером, но это было явно не мое – не шел на работу как на праздник. В 1981 году, когда жена подарила мне сына, сделал первый шаг к тому, чтобы начать заниматься тем, к чему лежала душа, – написал письмо в дирекцию спортивных программ Гостелерадио БССР, в котором рассказал о том, как, на мой взгляд, можно сделать более интересными телепрограммы, комментарии и репортажи с соревнований по тем или иным видам спорта. К счастью, руководители не выбросили это письмо как творение очередного графомана и пригласили на беседу. Мне дали шанс попробовать себя в спортивной журналистике - стал внештатным автором радиожурнала «Спортивная орбита». Делал репортажи, интервью, очерки и параллельно начинал работать в студии. А 25 мая устроился старшим администратором.

- Что входило в круг ваших обязанностей?

- Несмотря на громкое название должности, по сути был курьером. Забирал с автовокзала пленки с сюжетами из других городов, ходил к художникам за заставками. Тогда за дикторами на телевидении не было электронных «задников», как сейчас, вместо них стояли заставки. Когда, например, диктор читал текст о сельском хозяйстве, за ним стояла картинка с комбайном. Если следующая информация была о политике, появлялась соответствующая фотография. На мне были наушники, и по команде режиссера я менял заставки от сюжета к сюжету. А через несколько месяцев после того, как пришел в Гостелерадио, освободилась должность редактора в дирекции спортивного вещания. К тому времени я уже проявил себя как внештатный автор спортивного радиожурнала и мне предложили попробовать себя в этой должности. Тогда и начал работать комментатором.

- Помните свой первый репортаж?

- Август 1981 года, футбольный матч между минским «Динамо» и ташкентским «Пахтакором». Жутко волновался. На всякий случай за спиной стоял основной комментатор Леонид Евгеньевич Малявский. Ну а вдруг, правда, с не совсем юным дарованием, что-то случится? Сейчас понимаю, что в этом репортаже я не умолкал. Нашел очень много различной информации и мне хотелось поделиться ей со зрителями. А в биатлоне помню свою первую работу в суверенное время: это был 1994 год, Лиллехаммер, Олимпийские игры. На них поехало только два белорусских журналиста – Елена Данильченко и я. Трансляций соревнований тогда еще не было. Я понимал, что это первая в истории нашего суверенного спорта Олимпиада, и хотел привезти какое-то видео. В то время я уже очень любил и умел снимать. Наш известный тренер по воднолыжному спорту Виктор Викторович Новожилов одолжил видеокамеру. Мы с Еленой Данильченко взяли интервью у каждого спортсмена и тренера – делегация была небольшая. Снимал все: что происходило на улице, как болельщики обменивались сувенирами, тысячу и один момент. Съемки не были простыми: поскольку тогда на Белорусском телевидении трансляции Игр не было, то не было и соответствующих телевизионных прав. И на нашей камере не было специальной наклейки, которая позволяла бы снимать внутри спортивных арен. Порой я нарушал правила и снимал до тех пор, пока строгие контролеры не выгоняли. А когда мы вернулись, в эфир вышли три сорокаминутных фильма «Рэха Алімпіяды».

- На той Олимпиаде в Лиллехаммере Светлана Парамыгина завоевала первую для Беларуси медаль в биатлоне.

- Да, это было 23 февраля. Я и сейчас помню ту историческую гонку! Это была вторая медаль для нашей страны и первая для женщин в суверенной Беларуси. В том спринте всех призеров разделили 1,2 секунды. Света проиграла канадке Мириам Бедар 1,1 секунды и выиграла в борьбе за серебро у украинки Валентины Цербе-Нессиной 0,1 секунды! После этого мы со Светланой сделали не одно хорошее интервью. Даже в фильм вошла такая сцена: в парке, где находилась медальная площадь, проходила церемония награждения. А когда девушки вечером поднимались на пьедестал, было уже темно. От света прожекторов медали переливались, и я сказал: «Как здорово: Беларусь и Украина вместе на пьедестале почета!» Светлана ответила: «И глаза девушек блестят, как медали».

- В те годы интернет не был еще настолько развит. Как готовились к репортажам?

- С первых дней работы стал практиковать такой вариант: комментатор-теоретик, а рядом с ним – спортсмен-практик. Перед тем как комментировать соревнования, общался с тренерами, работниками федераций, уточнял нюансы и тонкости. К слову, в биатлонных репортажах нередко помогали наши известные спортсмены – Людмила Ананько, Александр Попов, Олег Рыженков, Вадим Сашурин и многие другие. Сейчас сложно представить, как можно было качественно подготовиться к репортажу без интернета. У каждого комментатора свой подход к болельщикам: одни считают, что достаточно рассказывать о гонке по принципу «что вижу, то пою», другие стараются приводить интересную статистику и факты. Я всегда относился ко второй группе. Когда появился интернет, открылась возможность отыскивать уникальную информацию. Я знаю английский язык, жена – французский, и мы находили очень много интересных материалов в зарубежных изданиях и на сайтах национальных федераций по биатлону и переводили их. Даже сейчас, в век интернета, считаю, что информация должна быть уникальной. Если комментатор во время трансляции рассказывает о том, что зритель мог прочитать в сегодняшней или вчерашней газете, это не вкусно.

- Какие биатлонные гонки за время вашей комментаторской карьеры запомнились больше всего?

- Индивидуальная гонка на Олимпиаде в Нагано в 1998 году, которую прервали из-за сильного снегопада и в которой Александр Попов претендовал на медаль. И еще одна гонка на тех же Играх, когда Алексей Айдаров выиграл бронзу. Конечно, до сих пор помню гонку, когда Дарья Домрачева стала стрелять не из того положения. Был до такой степени шокирован, что даже не смог сказать в эфире, что стрелять нужно из другого положения. Зрители кричали, а я молчал – в тот момент будто «мову адняло». Помнятся очень многие гонки, в которых наши биатлонисты завоевывали медали. И особняком среди всех этих памятных моментов стоят Олимпийские игры в Сочи, а также три чемпионата мира, где работал с места событий, – в 2003 году в Ханты-Мансийске, в 2007-м в Антхольце и в 2008-м в Эстерсунде. На Олимпиадах и на чемпионатах мира, в гуще событий, особенно пронзительно чувствовал, что в биатлоне действительно все – большая семья! И сколько бы титулов чемпионов мира и победителей Олимпийских игр у спортсменов ни было, они все простые и приятные люди.

- Часто ли сталкивались с критикой после биатлонных репортажей?

- Александр Беляев в свое время дал мне совет: «Владимир, ну не надо вести репортаж под девизом «Сборная Беларуси против всего мира». Я это понимал, но, возможно, меня иногда захлестывал патриотизм. Чтобы болеть за наших, никакого искусства и таланта не надо. Я, конечно, отдавал должное и другим биатлонистам, например, тем же Бьорндалену и Фуркаду, но на международных соревнованиях все равно в приоритете были наши спортсмены. Думаю, что в такие моменты комментатор просто не может оставаться холодным и беспристрастным…

- В завершившемся сезоне вы перестали работать на биатлонных трансляциях. Почему?

- Сейчас у нас достаточно много комментаторов. Говоря спортивным языком, скамейка запасных длинная, особенно в футболе. В биатлоне же комментаторы – да не обидятся на меня коллеги – «штучный товар». Я проработал в Белтелерадиокомпании без малого 40 лет и, будучи ее патриотом, не могу не думать о будущем поколении. Оставить биатлон было сугубо моей инициативой. Пришел к директору и сказал: «Когда, если не сейчас, в биатлоне, который по-прежнему любит наш народ, мне не дать дополнительной возможности для роста поколению next?» Скажу честно, это решение далось очень нелегко. За годы работы прикипел к биатлону, к людям, живущим им. Но молодым комментаторам нужно расти, набивать шишки. А набираться опыта они могут только через эфиры. До сих пор не знаю, правильно ли поступил. Стараюсь не загадывать, вдруг Родина еще скажет: «А давай-ка, Володя, возвращайся в биатлон!»

- А за биатлоном в этом сезоне следили?

- Конечно! Если подводить итоги, то в первую очередь хочется порадоваться тому, что Даша Домрачева так быстро удивила многих спортсменов и тренеров и вернулась в строй. Мы вновь увидели ту Дашу, которая так часто нас радовала, и с облегчением подумали о том, что до Олимпиады осталось совсем немного времени. Конечно, мне, как и многим, хотелось бы, чтобы как можно быстрее с повестки дня исчез вопрос о том, кто же за Дашей. Хотелось бы, чтобы росли мастерство, класс и уровень и других наших биатлонистов.

- Практически вся ваша жизнь неразрывно связана со спортом. А оставалось ли время на собственные увлечения?

- Стыдно в этом признаться, но очень многие вещи прошли мимо. Пока сын рос, учился в университете, папа был на работе. Сейчас та же история с моими любимыми внучками. Я и сам понимаю, когда читаю интервью со спортсменами и тренерами, что работа – это только часть жизни... Но до такой степени безумно любил и люблю свою работу, что многое упустил. Мое профессиональное становление было бы невозможно без жены Светланы. Когда перешел в Гостелерадио, зарплата уменьшилась. Жена взялась за переводы, вязала и шила на заказ, чтобы пополнить семейный бюджет. Она сделала все, чтобы я мог заниматься тем, что люблю. Комментаторская работа – это праздник, который всегда со мной. Есть немало поводов для профессиональной гордости: помимо репортажей и сюжетов с 11 Олимпийских игр и многочисленных чемпионатов мира по разным видам спорта, за карьеру я создал около 80 передач о великих спортсменах и тренерах. Их героями были и те, кто уже ушел из жизни, и те, кто с нами. Жизнь дарила и дарит встречи с удивительными и яркими людьми! Понимаю, что век Владимира Новицкого – спортивного комментатора не вечен. И это подстегивает стараться держать планку.

Татьяна Литвинова для журнала "Биатлон"