Владимир Королькевич: переживания — страховка от безразличия

Сегодня в шведском Эстерсунде мужской индивидуальной гонкой на 20 км возобновится первый этап Кубка мира по биатлону. Накануне этого вида соревновательной программы специальный корреспондент «СП» на соревнованиях стреляющих лыжников обстоятельно побеседовал с новым наставником белорусской сборной — опытнейшим специалистом Владимиром Королькевичем.

Тем самым, что в начале 90-х годов прошлого века уехал из тогда ещё БССР в командировку в СФРЮ да так и остался на югославской территории, приняв со временем словенское гражданство. Но вот после работы ещё в Украине и России Владимир Борисович вновь трудится на благо отечественного биатлона.

Скачки настроения


Прежде всего, о делах насущных. Какие впечатления оставили у вас первые гонки сезона — смешанные эстафеты?

— Если говорить откровенно, то кое-какая горьковатая оскомина осталась. В первую очередь из-за итогов супермикста.

Мягко говоря, у Писаревой и Лядова получилось не всё, что хотелось?

— Это даже слишком мягкая формулировка — вы перестарались в толерантности. Можно использовать и более жёсткие эпитеты. Хотя, конечно, есть объективные обстоятельства. Например, в ноябре мы не могли сравнить себя с кем-то, то есть получить возможность биатлонного спарринга. Так выходило, что работали мы в финских Вуокатти и Контиолахти в неплохих условиях, но рядом с нами не было соперников, что имеет не только плюсы, но и минусы. А те же контрольные старты — это хорошо, но лишь внутренняя конкуренция. Поэтому в следующем году, наверное, будем находить проверочные состязания. А так, во-первых, себя не могли сравнить с соперниками — волнение, во-вторых, предстартовые ожидания — ещё один, и существенный, повод для нервозности. Отсюда, считаю, те ошибки, что допустили Надежда и Юрий. Все минусы этих спортсменов одномоментно обнажились. Главным образом в стрельбе. Что же касается «функции», то она была вполне адекватной их состоянию на данном этапе сезона. Бороться на лыжне способны, но весь позитив хода улетучивался из-за промахов на огневых рубежах: поражали мишени и плохо, и недостаточно быстро. Взять Юру. Он может быть точен, но есть фирменные ошибки, с которыми мы вместе боремся уже не один месяц. Всё-таки в мужской команде пока нет такого явного лидера-снайпера, как в женской дружине Надя Скардино.

А в таких эстафетах, как супермикст, с плохой и медленной стрельбой делать нечего?

— Так и есть. Но первый этап, премьерные гонки всегда имеют разведывательный характер. Кто-то сразу обретает форму, кто-то чуть задерживается…

Другие быстро набирают и к январю теряют…

— Бывает и так — это «декабристы». Учитывая, что чемпионат мира в Холменколлене состоится в марте, точно не наш вариант.

Но классическая смешанная эстафета вызвала уже другие эмоции!

— Безусловно, участие в борьбе за четвёртое место взбодрило всю команду. Состав на сегодняшний день был оптимальным. У нас пока вообще нет той длины скамейки запасных, чтобы осуществлять какой-либо выбор.

Всё, что ни делается, — к лучшему…

— В данном случае так оно и случилось. Скардино на первом этапе отработала великолепно.

Близко к великолепно…

— Возражение принимаю. Учитывая, что она закрыла «лёжку» из шести патронов, вы правы. Кривко… Ира заставила понервничать на «стойке», воспользовавшись всеми тремя дополнительными патронами, поэтому — удовлетворительно. Плюс техника лыжного хода. Особенно на спусках и виражах — много проигрывает, хотя уже есть кое-какие подвижки. Мы много работали над этими элементами, но моторика Иры до сих пор не позволяет ей обходиться без значительных временных потерь. Ломать старые стереотипы, ставя новую технику, чрезвычайно непросто.

Дюжев?

— Дима отработал хорошо, но его промах на «лёжке» — детско-наивный. Ещё не попал, а уже убежал. В итоге потеря как минимум 10 секунд. А в современном биатлоне это значительный проигрыш, который тяжело и отнюдь не всегда компенсируется на дистанции. Володя Чепелин был роскошен на первом круге, да и с «лёжкой» справился. А затем француз Беатрикс и швед Линдстрём спровоцировали его стать «паровозом». Чепелин пошёл на эту роль, но «стойка» со штрафным кругом доказала неверность решения. Иногда терпение — рецепт успеха, только негативные психологические нюансы в одночасье не решаются. Уже хорошо, что парни почувствовали: могут бороться!

Мы говорили о волнении спортсменов. Но ведь и тренеры, сколь бы опытны они ни были, отнюдь не роботы и не циники! Взять вас — новая команда, новые задачи, новый сезон…

— Конечно, без лёгкого мандража дело не обошлось. Эмоции били ключом, причём полярные — американские горки. Супермикст сильно расстроил, небо показалось с овчинку. Смешанная эстафета заметно улучшила настроение и наставникам. Волнение было и по причине отсутствия спарринга в ноябре. Но как иначе?! Циникам в спорте делать нечего. Переживают все, и это неплохо, ибо страховка от безразличия.

У палки всегда есть два конца: отсутствие спарринга — минус, но на тренировочные условия нам везло. 

— Согласен. Сбор в Тюмени в октябре провели на качественном снегу. Плодотворная работа. В Вуокатти было теплее, а значит, и трасса похуже, но тоже очень достойная — никаких нареканий.

Наладить доверительные отношения


В последние годы вы работали с дамами — украинскими и российскими. В белорусской сборной — ещё и с мужчинами. С кем проще и благодатнее?

— Всё относительно. На парней тренеру проще влиять через определённое давление и конкретные разговоры без экивоков. Такая линия поведения при общении с большинством девчонок неприемлема. С ними надо наладить контакт, войти в доверительные отношения.

Было не просто расположить к себе?

— Вы же знаете, что ничего простого в биатлоне и человеческих отношениях нет и быть не может. Не скрою: встретили меня настороженно. Причины мне были понятны. Это и отличные отношения спортсменок с предыдущими наставниками, и та антиреклама, что была мне сделана после допингового скандала в российской сборной. Но начали работать и стали находить общий язык. Продолжаем прогрессировать. Много разговариваем. А как иначе можно понять и узнать друг друга?!

На вас сильно давила та ситуация, что нагнеталась вокруг вашей персоны после того, как на допинге в российской сборной попались Старых и Юрьева?

— А как вы думаете?!! Конечно. Это очень неприятно и оскорбительно. Все эти домыслы, подозрения, клички... Кого не заденет, например, такая — мистер Шприц?! Но главное, что я могу честно смотреть в глаза каждой спортсменке, с которой работал и работаю. Что же касается антирекламы, то наличие недоброжелателей тоже свидетельствует об определённом статусе, который, выходит, у меня есть.

Известно, что вас и на этот раз могли не дождаться в белорусской команде, в которую звали неоднократно. После сезона-2014/15 ваши отчёты были благосклонно встречены коллегами, а тот же покровитель российского биатлона губернатор Тюмени Якушев видел по-прежнему именно вас в женской сборной…

— Всё-то вы знаете. Ваша история близка к реальности. Но здесь всё зависело от моего решения. А я ещё в прошлом декабре объявил, что при любых результатах сезона оставлю российскую команду. Факт поддержки со стороны коллег на заседаниях в Тюмени, не скрою, был приятен. Но чего утаивать — имелись и противники.

Тот же Александр Тихонов?

— Да. Поэтому нет никакого смысла ворошить прошлое. Давайте обратимся к настоящему и будущему.

Переход непрост


Насколько белорусские биатлонисты обучаемы?

— Сложный вопрос. В 26 — 27 лет многое менять, реагируя на проблемы в технике и тактике, весьма непросто. Или те же привнесённые в команду новшества с увеличением силовых тренировок. А ведь сейчас направление развития в биатлоне поменялось. Без роста силовых показателей трудно добиться чего-либо позитивного. Сезон нелёгкий, интенсивный, и держать спортивную форму четыре месяца способны только те, кто понимает важность таких тренировок.

Получается, что и в биатлоне начинают преобладать тенденции, которые превратили легкоатлетических спринтеров в настоящих качков?

— В какой-то степени так оно и есть. Конечно, не качки, но работу по формированию динамичного мышечного каркаса надо перелопачивать огромную. Причём осознавая её необходимость. Не бояться, а уважать атлетизм.

Что дальше, как только каркас укрепляется?

— Многие критические моменты уходят с повестки дня. Улучшается, например, техника конькового хода. Стабилизируется стрельба. Вся цепочка биатлонных задач так взаимосвязана, что дилетанту впору удивиться. И надо понимать: в одночасье все проблемы убить наповал одним выстрелом невозможно. Нужен определённый период, чтобы то же количество начало переходить в качество.

Раньше вообще считалось, что научить точно стрелять ещё можно, а вот если от природы не дано скорости, то, значит, и не обучишь.

— Это многогранная тема. С одной стороны, мне не с руки опровергать ваш тезис — он классический. Но с другой — всё зависит от того, что мы, тренеры, знаем о талантах спортсменов и насколько успешно их раскрываем и развиваем. Взять белорусских мужчин. Функциональный тест на тредбане в Любляне многое может показать и сказать. Не буду жонглировать специфической терминологией о включении аэробных процессов, просто скажу: резервы Лядова и Чепелина как спортсменов самого ценного среднего возраста ещё полностью отнюдь не раскрыты. Кое-какие из этих показателей, например вентиляция лёгких, у парней вовсе прекрасны. Поэтому ребята будут динамичными и продолжат развиваться. Тренеры им помогут.

Скардино лидер команды в отсутствие Домрачевой?

— Это уже абсолютно явственно чувствуется. Надежда, не забывайте, призёр Олимпиады, и это настоящий, а не выдуманный статус. В её тренировках мы усилили силовой компонент. Также считаю, что благодаря окрепшим ногам и мышечному каркасу улучшилась техника лыжного хода. Скардино, конечно, не производит впечатления своими габаритами…

Да что там — малышка!

— Но она очень ловкая и сбалансированная спортсменка. Более того, если иметь в виду пропорциональное соотношение, то у неё хороший рост. Уверен: будет продолжать делать шаги в этом направлении — сможет конкурировать со всей элитой. Конечно, при условии точной стрельбы, а в ней она мастер. Надежда приноровилась к нестандартному ложе своей винтовки, стала более скорострельной — на двух рубежах условного спринта скинула 10 секунд. 

Солидно.

— Согласен. Мы работаем тщательно, ничем не пренебрегая. Пусть по крупицам, но, считаю, эффективно. Допустим, уделяли внимание стрелковой изготовке, другим моментам, устраивали спарринги. Причём порой — смешанные тренировки, в которых та же Скардино утирала нос парням по качеству поражения мишеней.

В продолжение темы стрельбы: новичок женской сборной Ильченко, к которой вы приглядывались ещё работая с российской командой, имеет большие проблемы на огневых рубежах…

— Это так. Если честно, то просматривавший её на первом сборе Александр Иванов — наставник олимпийского чемпиона Сергея Мартынова, также помогавший в олимпийском сезоне Домрачевой, — высказал много замечаний. У Ильченко как снайпера было контробучение. Иначе не скажешь. Достаточно упомянуть, что Кристина дышит, производя выстрел. Это не подлежит логическому объяснению. Придётся убирать проблемы. В том числе и в лыжной технике, хотя в динамике и темпе она хороша. Поэтому и пригласили. Но пока процентов 30 её усилий уходит впустую. Однако с неё может быть толк, а белорусской сборной нужна внутренняя конкуренция, и такие вкрапления полезны. Подстёгивают.

Раубичи — великолепны


Как вам после долгого перерыва работалось в Раубичах?

— Великолепно. Сколько я там прожил перед тем, как отправиться в командировку в Югославию, которая затянулась и завершилась принятием мною словенского гражданства! На сегодняшний день «Раубичи» — лучшая база на равнине для летней подготовки. Это факт. Как всегда, порой возникают определённые нюансы, которые необходимо решать, например с пищеблоком, но в целом — роскошь спортивной инфраструктуры. Вышел из здания — уже на тренировке. Это замечательно!

Но есть ещё обязательные горные сборы летом. В следующем сезоне французский Экс-ле-Бен или итальянский Бормио?

— Ещё не решили, будем смотреть. Нынешний сбор во Франции понравился, хотя, возможно, чуть не хватает высоты. Правда, в этом сезоне это и к лучшему.

Чемпионат мира в Холенколлене — равнина. Но как вы будете «играть» подготовкой в среднегорье, в чём вы признанный авторитет?

— Начнём забираться наверх ещё перед январским этапом в Антхольце. Потом там останемся, ибо в Канаду полетит резервный состав. Мы же из среднегорья отправимся на этап в США, чтобы вернуться в Европу в немецкий Рупольдинг, где и проведём итоговый отрезок подготовки к чемпионату мира.
Руслан Васильев (Спортивная панорама)