Юрий Альберс: ждем Домрачеву в Оберхофе

После того, как мужской гонкой преследования завершился первый этап Кубка мира по биатлону, главный тренер белорусской сборной Юрий Альберс подвел итоги премьерных соревнований в шведском Эстерсунде.

Эстерсунд надо принять прагматично

— События первого этапа надо принять с сугубо прагматичных позиций. Надеюсь, болельщикам понравился целый ряд соревнований — обе индивидуальные гонки, женский спринт и преследование. Призовые места Дарьи Юркевич и Владимира Чепелина, насколько я мог судить из Швеции, вовсе вызвали бурю позитивных эмоций. По сообщениям с родины, народ по-хорошему взбудоражен биатлоном. Призовые места пришли к нам и без Дарьи Домрачевой в составе. Однако! Лично я, а вместе со мной весь тренерский штаб, никакого повода для эйфории не видим. В Эстерсунде хватило неоднозначностей. Мы радовались нашим удачам, но огорчались проблемным моментам, которых тоже проявилось не мало. Были откровенно слабые выступления. Чего уж там пытаться наводить тень на плетень! Как если не провалом можно назвать последнее место Лядова в спринте?!

Но это частность. А если обобщать, то больше всего настораживает стрелковая составляющая нашего выступления в Эстерсунде. Погода — погодой, ветер — ветром, но ошибок на огневых рубежах насобирали очень много.

Одна из причин — рост скорости прохождения дистанции, что уже есть величина объективная. В том же мужском спринте трое наших парней проиграли победителю Мартену Фуркаду чуть более минуты, о чем многие годы после ухода из спорта звездного поколения, мы могли только мечтать. Но баланс лыжного хода и стрельбы еще не найден. Чтобы стабильно успешно закрывать мишени, надо находиться в комфортном состоянии, и здесь еще не все устоялось, не закрепилось на уровне автоматического навыка и банального восприятия текущего момента. Не хватило нам, как не парадоксально, межсезонья.

Без перекладывания ответственности

— Не хочу, чтобы это выглядело, как перекладывание ответственности на чужие плечи, тем более, что этих плеч в команде уже нет. Но в порядке констатации. Планирование учебно-тренировочных сборов в конце сентября — начале октября вызвало большие вопросы. На мой взгляд, была допущена серьезная тактическая ошибка, чьими заложниками мы и оказались. Ведь все было заказано, проплачено и возврату не подлежало. А снежный сбор в октябре надо было начинать намного раньше — с самого старта месяца. Вместо этого была запланирована даже не централизованная, а индивидуальная работа.

Мы сумели хоть как-то перестроиться, чтобы провести в начале октября короткий сбор в Раубичах, но повторю: в эти дни надо было уже находиться на вкатке. В итоге мы начали опаздывать, перенеся в норвежский Шушен часть задач, которые могли решить в Тюмени. А, значит, отказывали себе в смелости и интенсивности тренировок, не поучаствовали в соревнованиях, что проводились в том же Шушене. Пойди по пути ранней вкатки, могли бы сбросить интенсивность перед Эстерсундом, что было бы логично и правильно.

Неясность с составом

— Состав команды, что у мужчин, что у женщин не конкретизирован. Более того, не могу утверждать, что с выбором на Эстерсунд мы попали в яблочко. Ясности, кто лучше, а, кто хуже — нет. Отвожу на этот процесс весь декабрь. По одному старту вешать ярлыки — негоже. Лядов — разочаровал, но надо ли его списывать со счетов? Мой ответ — нет. Обратный пример. В первом спринте Кубка IBU Алимбекова показала себя прекрасно, но второй старт в Бейтоштоллене ей не удался.

Или Юркевич и Чепелин. Лично я не сомневался, что после призовых мест в индивидуальных гонках справиться со спринтом будет тяжело и Дарье, и Владимиру. Профессиональное предчувствие не обмануло. Тот же Чепелин — не Мартен Фуркад, который живет на пьедестале почета. И, как бы наши призеры не уверяли, что все нормально, но проблемы со стрельбой проявились. Поэтому и успех, как неудачу, необходимо пережить. Кстати, наиболее цельным получился женский спринт, где подопечные Федора Свободы набрали четвертую сумму в зачет Кубка наций.

А ведь у Скардино обострились старые болячки в отделе шейных позвонков именно к старту сезона. Да и психологическое давление, связанное с попыткой поменять технику стрельбы, ее заботило. Поэтому решение как минимум отложить эксперименты — оправданно. Что же касается травмы, то в Поклюку мы вызываем Павла Дриневского — нашего известного доктора, владеющего терапевтическими методиками, которые раньше хорошо помогали Наде. Проблему уберем.

Самоотверженный сервис

Сервисной группой доволен. Ира Кривко что-то сказала на эмоциях после спринта, но это именно горячка финиша. Она же великолепно выступила! Поэтому лыжи у нее скользили нормально. Даниэло Мюллер делает упор на очень профессиональные отношения, не щадя ни себя, ни своих коллег. Идут к качеству через количество, и я разделяю этот взгляд. Технологически мы в порядке, хотя в этой области не то, что каждый сезон — каждую неделю появляются новшества.

Но человеческий фактор был и остается приоритетом: надо работать самоотверженно — бригада Мюллера так и делает. Ведь речь идет не только о смазке, но и о тестировании лыж. До октября подготовка проходила под одну структуру, сейчас при Даниэло под другую. Всем подразделениям команды не хватает времени — перелом пережит знатный. Но будем догонять. Что еще делать? Атмосфера в команде хорошая. Не панибратская, а именно уважительная и деловая. Это победа в ситуации двух смен главных тренеров за пять месяцев.

Домрачевой не нужен отбор

— Дарья в эти дни тренировалась в Шушене. Ее планы остаются неизменными: она хочет стартовать уже в немецком Оберхофе на первом в 2017 году этапе Кубка мира. Работает с удовольствием, у нее все получается. Разумеется, пока контрольных стартов она делала, но то, что я видел в Шушене при работе на огневых рубежах, меня радовало. Важнейший нюанс. Здесь в Эстерсунде мы выясняли у чиновников IBU процедурный вопрос ее возвращения в стартовый протокол Кубка мира. Никаких квалификационных стартов делать не придется. Дарья пропустила меньше, чем 15 соревновательных месяцев, которые прописаны в правилах. То есть, в этапе Кубка IBU она не нуждается, может сразу приезжать в Оберхоф.

Максим Стрелков, специально для Sputnik из Эстерсунда.

Sputnik.by